Category: лытдыбр

Category was added automatically. Read all entries about "лытдыбр".

Иван Вырыпаев. Виктор Рыжаков. Пьяные

Кто мы и что мы делаем на этой земле…сейчас!? А каковы последствия наших действий?...а бездействия?!? Что творится душах…каждого!??! Откуда это «современная» пропасть непонимания? А точнее псевдо видения сквозь призму мобильного экрана!??!  Почему все так друг друга ненавидят!?!? Почему хорохорятся какие они молодцы, что распознали  «во всех» падение …Содом и Гоморру … а в отдельных конкретных случаях - истину… и только им подвластна она… критика без предложения… без пробы поддержки… а лишь уничтожение, боль и гнобение… откуда такой пафос всезнания и расставления якорей?  Одним ставят твердую десятку, а другим двоечку… не такой как надо…неееет… А в душу заглянуть? А увидеть прекрасное? А попробовать вытащить это из человека?! … нет, предпочтение отдается затмению…. «А судьи кто?!?»….а раскрыть…а поискать краешек света, способный изменить жизнь «заклейменного»!? а может он даст ростки и спасет других!..! а поверить!? А подать пример?!?!? Отстранить свое эго в сторону от разума и сердца, и прислушаться к главному, бурлящему внутри… Мы мертвы пока не проснемся… проснись!!!!!!
Дать слово эго и услышать, ПОЧЕМУ оно так реагирует???!!! ПОЧЕМУ???!!! Где все мы?! Не забивать, не заглушать новыми ростками гнева и ненависти, подпитываемыми изо дня в день, а «прозреть»… услышать себя… не борьба на ринге, а очная ставка…

А почему я поднимаю этот вопрос?!.. почему я реагирую?...а где грань клеймения и крика души?... в намерении говорящего…в сердце…в его действиях…? – быть может в этом?

Долгое время ношу бремя этих вопросов безответных… в попытках осознания и изменений… Спектакль по пьесе Ивана Вырыпаева и постановке Виктора Рыжакова как будто придвинул к  стене в комнате безотносительного мрака, предоставив попытку найти дверь… или окно…или щелка…

9dfdf365c4eb46efa45dce860403
rubric_issue_event_387828
0,,17412943_4,00

«Улица/ квартира/ ресторан/ Все очень пьяные»

Разные поколения. Разного пола. Разного роста. Разного социального слоя. Разные судьбы... Похожие профессии… похожие образы… похожее чувство пустоты внутри… одинаковое желание ее заполнить.

«Кто с нами это делает??!?! Зачем!?!?»

IMG_3344

МАГДА. Почему ты такой мокрый, Лоуренс? Потому что я ходил по воде и провалился в эту воду. Для чего ты выбрал меня, Лоуренс? Потому что я люблю тебя, всем своим существом, дорогая моя. А что такое любовь, Лоуренс? Это такое состояние, в котором мне не страшно умереть, дорогая. Значит, тебе не страшно умереть, Лоуренс? Нет, мне не страшно умереть, дорогая. Значит, ты скоро умрешь, Лоуренс? Все мы скоро умрем, Магда. Значит у нас нет выбора? Не у кого нет выбора. Значит, все в этой жизни заранее решено? Да, Магда, все в этой жизни заранее решено. Значит, то что мы должны были встретиться и пожениться, это все было заранее решено, так? Ну, конечно, Магда, в этой жизни все заранее решено. И значит, то, что я увела тебя у своей лучшей подруги, это тоже было заранее решено, так? Да, да, конечно, все было заранее решено. И то, что мы решили напиться втроем, и то, что мы пришли к Лауре домой? И то, что теперь она осталась одна, а ты уходишь ко мне, все это было заранее решено? Абсолютно верно. В этом мире все дела и все события заранее решены.

МАГДА. А кто принимает все эти решения? Кто за нас все решает?
ЛОУРЕНС. Господь Бог, конечно, кто же еще.
МАГДА. Ты что веришь в Бога, Лоуренс?
ЛОУРЕНС. Думаю, да, Магда.
МАГДА. А почему ты такой мокрый, Лоуренс?
ЛОУРЕНС. Я ходил по воде и провалился в нее.


IMG_3430


ГУСТАВ. Одну минуту, дорогие дамы, я должен кое-что объяснить нашему Карлу, я хочу, чтобы он кое-что понял. Мы тут с ним еще не договорили. Понимаешь, дорогой Карл, а ведь это не важно, какой ты человек, Карл, плохой или хороший. Это не имеет никакого значения, потому что ты все равно Господь Бог. Кем бы ты не был, Карл, ты все равно являешься телом Господа, все равно. Понимаешь, Карл? Кем бы ты ни был, ты тело Господа, понимаешь? Ты понимаешь, о чем я, Карл?
КАРЛ. Кажется, я начинаю понимать тебя, Густав.
ГУСТАВ. И моя жена Лора, каким бы человеком она не была, и твоя жена Линда, все мы являемся телом Господа Бога. И ты, и она, и Лора, и я, все мы тело Господа, понимаешь, о чем я, Карл?
КАРЛ. Кажется, я понимаю о чем ты, дружище.
ЛОРА. Я не понимаю, о чем ты. Что это за странная философия, что это такое, Густав?
ГУСТАВ. Ты, Господь Бог, Лора, ты тело Господа Бога, понимаешь? Ты Господь Бог, Лора. И Линда, тоже Господь Бог, и я Господь Бог, и даже наш очень, очень плохой Карл, он тоже Господь Бог. Все мы Господь Бог. И даже арабы убившие и ограбившие твоего брата Лора, это тоже Господь Бог, - вот, что это за философия, дорогая моя Лора.
ЛОРА. Не смей называть Богом убийц моего брата, Густав.
ГУСТАВ. Все мы Господь Бог, Лора, и те, кто убивают нас в этом странном мире, все тоже, тоже, тоже, тоже…


IMG_3450
IMG_3465


ГАБРИЕЛЬ. Мой брат говорит, что мы должны услышать шепот Господа в своем сердце. Каждый из нас должен услышать шепот Господа в своем сердце. Мой брат говорит….
МАТИАС. У тебя нет никакого брата, заткнись.
ГАБРИЕЛЬ. Ты должен услышать шепот Господа в своем сердце, вот, что мой брат просил передать тебе.
МАТИАС. Идиот!
РОЗА. Я знаю, о чем он говорит, он не идиот. Я слышу шепот Господа в своем сердце. Не всегда, но иногда бывает, что слышу.
РУДОЛЬФ. Ты же проститутка, Роза, ты не можешь так говорить.
РОЗА. Но я слышу. Я честное слово, иногда слышу шепот Господа в моем сердце.
РУДОЛЬФ. Почему проститутки всегда так религиозны?
ГАБРИЕЛЬ. Мой брат католический священник, говорит, что каждый хоть раз в жизни да слышал шепот Господа в своем сердце, но мало кто может в этом признаться.
МАТИАС. У тебя нет никакого брата, что ты несешь.
ГАБРИЕЛЬ. Мы все слышим шепот Господа в нашем сердце, но мы просто скрывает это, скрываем это даже от самих себя.

doc6er9dq6uot51bl7ky4hh_800_480


МАРТА. Любовь, это когда все просыпается у тебя внутри, каждая клетка твоего организма. Пока ты не любишь ты спишь. А когда любишь, то пробуждаешься ото сна, и весь мир кажется тебе, наполненным этой энергией, которую ты раньше не замечал. Я люблю тебя, и это означает, что я больше не сплю, это означает, что я только сейчас начинаю жить, полной жизнью. Твоя любовь соединяется с моей, и в мире становится все больше и больше любви.
ГУСТАВ. Точно! Что-то просыпается в моем сердце, во всем моем организме, это необъяснимая энергия, ее становится все больше и больше. Это все меняет. Это все меняет и внутри, и вокруг. Твоя любовь, пробуждает мою любовь, и все это выходит наружу, и пробуждает любовь всех остальных!
ЛОРА. Вы что с ума сошли, что вы такое говорите? У вас же у обоих белая горячка! И у тебя, Густав, тоже! Подождите, я сейчас позвоню в «скорую помощь» она приедет, вам поставят специальные уколы, и вы вернетесь обратно.

МАРТА. И каждое событие в моей жизни с этого момента теперь выглядит по-другому, потому что я знаю, что все вокруг меня пребывает в любви. Я не замечала этого, потому что я не любила. Мне казалось, столько говна и столько горя вокруг меня. Я видела одно говно, мне казалось, что вся эта страна, это все одно сплошное говно. Что все эти мои сверстники, все эти мои друзья, все они такое говно, все они все время говорят о таком говне, все это такая блевотина, весь этот мир такая блевотина. Мне везде, блядь было не выносимо, мои родители, блядь никого не любят, мой парень просто тупой недоношенный ублюдок, ни в чем нет никакой жизни, все вокруг мертвое, все из какого-то пластилина или пластмассы, ни в ком нет жизни, никто ни хуя не чувствует, никто блядь не чувствует, самого главного, никто не чувствует, что происходит, я думала, на хера мне вообще жить в этом блядь резиновом мире, с этими блядь пластиковыми людьми, которые только жрут, трахаются и спят? Я думала, что во всем этом нет ни капли смысла, а теперь я вижу, что смысл есть, Густав. Смысл в любви, Густав. Теперь я встретила тебя, Густав и я поняла, что главное во всем этом это любовь, потому что во всем этом, оказывается есть любовь. Потому что жизнь есть любовь. Оказывается, жизнь есть любовь. Оказывается, любовь это и есть жизнь. Если ты любишь ты живешь, если ты не любишь ты спишь или живешь в говне. Мир всегда такой какой он есть, важно только - умеешь ты любить или нет. Не важно какой мир, важно только умеешь ты любить или нет. Неважно какая жизнь, важна только любовь. Только любовь важна и ничего больше. Если любишь то живешь, если не любишь то ты кусок ебаного пенопласта и все. Или ты в любви или ты в говне, ты меня понимаешь, Густав?
ГУСТАВ. Я тебя абсолютно и до самого конца, понимаю, любимая моя. Я в одну секунду это понял, как только мы встретились, как только я услышал, что ты любишь меня, как только я открылся тебе. Мне ведь, уже пятьдесят три года и я всю жизнь прожил так, будто вокруг меня все только и делают, что пытаются наибать своих конкурентов, я думал, будто вся это любовь вокруг меня это только секс и пиздешь супругов друг другу. Любовь это секс и пиздешь, вот что я думал.  А теперь, когда мы встретились, Марта. Я наконец-то понял, что любовь, это желание стать по-настоящему живым, что любовь это жизнь, Марта. Мы в нашем обществе все хотим жить, как бы мы не говорили об этом, мы все хотим жить. А значит, мы все хотим любви, Марта. Мы все хотим любви, Марта. Мы не можем говорить об этом, потому что у нас это не принято, потому что у нас, это считается, слишком сентиментальным, слишком не серьезным, слишком и так всем понятным. Но на самом деле, это никому не понятно, Марта, потому что никто из нас по-настоящему не любит, потому что никто из нас, по-настоящему не чувствует, что весь этот говняный мир, который нас окружает это все любовь. Что вся эта говняная жизнь, которую мы проживаем, это все любовь. Что все это говно вокруг нас это любовь. Никто из нас об этом не знает, никто из нас даже не догадывается об этом, что вся эта говно-планета, на которой мы живем, есть планета любви. Марта, я люблю тебя.
ЛОРА (говорит по мобильному телефону). Алло, алло, алло. Скорая помощь, скорая помощь. Помогите! Здесь мой муж ведет себя очень плохо, ему нужна срочная помощь, он очень пьяный. Что, что? Да, да, я тоже очень пьяная, ну и что? Мы здесь все очень пьяные и нам всем здесь очень плохо. А особенно моему мужу, он связался с грязной молодой девицей, ему нужна медицинская помощь. Алло? Алло? Они положили трубку, бесчувственные эгоисты! Разве пьяным не нужна помощь? Мой муж сошел с ума и ему нужна помощь, что мне делать? Господи, что мне делать? Господи, помоги мне, спаси меня, что мне делать? Скорая помощь мне не помогает? Что мне делать? Зачем мне вообще жить в этом говняном мире, где какие-то арабы убили моего брата?
ГУСТАВ. Мир это жемчужина в куске говна, Лора. Ты должна засунуть свою руку по локоть в это вонючее говно, чтобы достать жемчужину, которая внутри. Засунь свою руку в говно и достань жемчужину, Лора.

65401

ГУСТАВ. Я знаю, что ты спала с Карлом, он сказал мне об этом как раз именно сегодня.

Пауза. Лора закрывает лицо руками. Густав и Марта стоят обнявшись.

ГУСТАВ. Но я по-прежнему люблю тебя, Лора. Ничего страшного не случилось. Я думал, что не смогу пережить это, но я встретил Марту, и понял, что любовь это нечто большее, чем то, что ты спала с Карлом, любовь это нечто гораздо большее, Лора. Любовь это то, что ты хочешь счастья, Лора. Мы все этого хотим, потому что мы все несчастны, и мы ищем этого счастья и мы прикасаемся к нему насколько это возможно. Когда ребенок смотрит на мороженное он его любит, Лора, это тоже вид любви, Лора. И когда твой отец смотрит на кружку пива, это тоже вид любви, Лора. И когда ты спала с Карлом, это был тоже вид любви, потому что ты хотела счастья, Лора. И когда ты сейчас хочешь идти домой, потому что ты устала, ты тоже хочешь счастья, дорогая моя. Ты хочешь быть счастливой, Лора и это так понятно. Но счастье не в мороженом и не в пиве, и даже не в Карле, Лора.
ЛОРА. А в чем, Густав?
ГУСТАВ. В том, чтобы разглядеть эту ебаную жемчужину, под этим толстым слоем мирового говна, Лора.


65382

МАРТА. Благодарю ваше говняное семейство за волшебную жемчужину любви.

Марта совершает поясной поклон касаясь рукой земли, и очень быстро уходит. Густав поворачивается к Лоре. Лора подходит к Густаву.

ЛОРА. Ты что хочешь сказать, что все останется так как и было, мы и дальше будем вместе?
ГУСТАВ. Нет, все теперь будет совсем по-другому, Лора. Мы, только теперь, наконец-то по-настоящему будем вместе.
ЛОРА. Это сейчас ты так говоришь, Густав, потому что ты пьян, а утром, когда ты протрезвеешь, ты будешь относится ко всему совсем по-другому.
ГУСТАВ. Я больше никогда не протрезвею, Лора.
ЛОРА. Ты что теперь будешь пить?
ГУСТАВ. Нет, я больше никогда не буду пить, но я не буду трезветь.

panye

МАКС. Я именно это и хотел и сказать. Дело в том, дорогие мои, братья и сестра, что мое поколение ничего ведь, на хуй, не чувствует, ничего по-настоящему, блядь, не чувствует. Ничего. Только возбуждение и секс, только работу и алкоголь, и эти ебаные уикенды и посещение своих родителей, и этот бесконечный треп на разные темы и эти наши женщины, которых мы не любим. Потому что мы на хуй потеряли контакт. Мы потеряли контакт. Контакт с самым главным, блядь. С тем, из чего мы вышли, с тем, без чего невозможно жить. Мы потеряли контакт с реальностью, блядь с той настоящей реальностью из которой все здесь на самом деле состоит. И все наши законы, все наши требования, весь наш ебаный либерализм, вся наша ебаная толерантность, вся наша тупая политика, все решения которые мы принимаем, все это происходит в отрыве от реальности, блядь. Все это мы делаем не ощущая контакта с самым главным. Да мы вообще, даже не знаем, что есть самое главное, блядь. Мы не знаем, что есть самое главное, и мы не знаем, что это такое – самое главное, из чего это все состоит. И вся эта наша свобода о которой мы все тут постоянно говорим, которой мы все тут все время добиваемся. Какая свобода? Хотите быть свободными?  Свободными отчего, блядь?! От кого, блядь? В чем эта свобода? Какая на хуй может у нас свобода, если мы потеряли контакт, на хуй. Слышите, что я говорю вам? А? Ну-ка, ну-ка, что вы мне ответите? А?!
РУДОЛЬФ. Почему он все время повторяет одно и тоже? Какой контакт, Макс?
МАКС. Твой контакт, придурок.
РУДОЛЬФ. Контакт с чем?
МАКС. Со всем, блядь. С самым главным.
РУДОЛЬФ. Если мы что-то и потеряли, то давайте поищем это завтра, ок?!
МАТИАС. Да, сейчас то мы вряд ли способны, что-нибудь найти.
МАКС. Никто ничего не чувствует, ничего понимает. Никто не знает, что с нами со всеми тут на самом деле происходит.
ГАБРИЕЛЬ. А что?
МАКС. Потеря самого главного.
ГАБРИЕЛЬ. А что это, самое главное, расскажи нам Макс?
МАКС. Хуй, его знает, что это? У меня этого больше нет. Я это потерял. Я потерял с этим контакт. А этот контакт, это самое главное, блядь. Или у тебя есть контакт или ты просто просрал, на хуй, свою жизнь.  Я никого не люблю, я никого не любил и вот только теперь, только теперь, когда я встретил… Лауру. И только теперь когда я встретил Лауру, я впервые в жизни понял, что контакт это единственная реальность, которая у нас есть, а все остальное это иллюзии и говно. И все, что мы должны делать на этом свете, это снова найти контакт. А это значит, мы должны любить, любить и любить, блядь. Это я вам говорю, гражданин Евросоюза, тридцатипятилетний операционный менеджер банка. Вот!

541641
ГАБРИЕЛЬ. Слово предоставляется невесте.
ЛАУРА. Это все такая лажа, это все такой бред. Он тебе ничего не должен, ты ему ничего не должна. Он на хуй свободный человек, она на хуй, свободная телка. Все на хуй свободны, никто на хуй ни от кого не зависит. А кто это нам сказал то, что это так? Кто это нам сказал то, что это так?!  Это - ебаное современное общество сказало нам, что это так. А это не так.
ГАБРИЕЛЬ. Полностью согласен, что здесь что-то не так.
РУДОЛЬФ. Присоединяюсь.
МАТИАС. Я с вами.
МАКС. Я горжусь своей женой.
ГАБИЕЛЬ. Для меня большая честь обвенчать, вас.
МАКС. Лаура продолжай.
ЛАУРА. Никакой свободы нет. Это все просто голимый и необоснованный пиздешь, что мы не должны никому принадлежать кроме себя. Это все такой страшный пиздешь, и мы все по уши залипли в этом пиздеже, и мы во все это верим и живем так, и боремся за свои права, быть свободными на этой земле. А свобода в том, что ты себя отдаешь. Что ты обязательно чему-то принадлежишь, что ты служишь, и весь целиком подчиняешься своему служению, свобода в том, что тебя вообще нет, что ты и есть весь этот мир. Свобода в том, то у тебя нет никакого выбора, что твоя судьба уже решена, в этом свобода. Свобода в том, что твое сердце отдано раз и навсегда и не ты его хозяин, а тот, кому оно по праву принадлежит. Мое сердце по праву принадлежит не мне. Вот в чем свобода, что мое сердце по праву принадлежит не мне.
ГАБРИЕЛЬ. А кому?
МАКС. Мое сердце принадлежит любви

65364


КАРЛ. Богу насрать на то, что мы о нем подумаем, и поэтому Он такой какой Он есть, а мы все врем! Потому что мы все хотим быть лучше чем мы есть, мы все хотим наебать друг друга, хотим выставить себя в глазах других не теми, кем мы являемся на самом деле. Мы все пиздим друг другу, думая, что мы выглядим по-настоящему заибись. Мы думаем, что мы по-настоящему заибись! Но кого, мы хотим наебать, кого?
ЛИНДА. Карл, я прошу тебя, перестань! Ты ведешь себя очень плохо!  Ради бога простите его, он сильно пьян.
ЛОУРЕНС. Да, ладно все в порядке, с кем не бывает?!
КАРЛ. Вот именно! С кем не бывает?

КАРЛ. Я обращаюсь к этой вот девушке, ты думаешь, этот вот твой парень, который сейчас с тобой, ты думаешь, он тебе не врет? Он врет!
ЛОУРЕНС. Эй, ты! Ты бы лучше не переходил на личности.
ЛИНДА. Ради бога не слушайте, его он просто не в себе.
МАГДА. Я знаю, что он мне врет. Я и сама ему вру. Я знаю, что это правда, мы все врем.
ЛОУРЕНС. Ладно, ладно, Магда, ты сюда не влезай.


ЛОУРЕНС. Эй, мужик, на хера ты это сделал? Кому от этого стало лучше?
МАГДА. Мне. Мне от этого стало лучше. Потому что я сегодня весь вечер думала об этом. Потому что я смотрю на нас с тобой Лоуренс и вижу, что вся наша совместная жизнь будет сплошным враньем, потому что мы начали со вранья, потому что ты не любишь меня по-настоящему, потому что сама эта наша свадьба и то, как мы ее провели, все это уже есть ложь, и этот мужик прав, мы все хотим наебать друг друга, и сами себя, и только один Господь Бог не врет, и сейчас Господь сказал нам все правду о нас, через этого вот ебанутого святого мужика.
ЛОУРЕНС. С чего это ты взяла, что я тебе вру, Магда? Я люблю тебя.
МАГДА. Если ты думаешь, что ты мне не врешь, то ты врешь себе.
ЛОУРЕНС. Почему ты уверена, что это именно так? Почему ты не можешь допустить, что я искренне люблю тебя?
КАРЛ. Потому что, ты не знаешь, что такое любовь, приятель.
ЛОУРЕНС. Ну, а ты то откуда знаешь, что я знаю, а что нет? Ты кто вообще такой, чтобы всех нас судить? Хочешь, я сейчас так тебе вломлю, что из тебя на хуй вылетит весь этот твой ебаный миссионерский дух?!
КАРЛ. Ты можешь убить меня, но это все равно не спасет тебя от пиздежа самому себе.
МАГДА. Он абсолютно прав, этот ебанутый мужик.
ЛОУРЕНС. Да с чего это ты взяла, что он прав?! Он просто нажрался как свинья и гонит тут всякую пургу, а ты включаешься в это, потому что это попадает в твою депрессию, которую ты сама из себя вытаскиваешь, чтобы раздуть еще сильнее свое ебаное эго. С чего это я буду вас слушать, когда я вижу, что вы просто накачиваете сами себя, упиваетесь на хуй своим горем и тем, какие вы несчастные и тем, что весь мир якобы лежит во лжи?! Все это просто говно, то, что вы тут говорите. Все это просто ваша ебаная жалость к самим себе и к своему эго. Вы просто хотите поныть над собой, поплакать над своими недостатками и комплексами, вы блядь как и все мы ебаные европейцы, погрязли в своих комплексах и хотите вывалить их на окружающих. Вы как этот блядь режиссер Ларс Фон Триер, хотите заработать свою славу и свои бабки на комплексах и жалости людей к себе. А вот это и есть, на хуй главное вранье, - вранье собственному сердцу. Хотите, блядь наебать собственное сердце, хотите, внушить ему, что оно говно. А с чего это? Наше сердце никакое на хуй не говно, и оно блядь не ноет, и не стонет. Это мы ноем и стонем. Это мы вечно жалуемся на то, какие мы блядь все плохие. Ставим про это спектакли, снимаем фильмы, и от этого становимся все хуже и хуже. Вместо того, чтобы любить мы ноем, что любви нет, вместо того, чтобы меняться, мы блядь убеждаем сами себя, что ничего нельзя изменить. Да с какого это хуя, я должен постоянно поливать себя говном? Если мы хотим выбраться из этого говна, то на хуя мы постоянно льем его себе на голову?! Люди не говно, Магда, люди просто думают, что они говно.  Не слушай, этого мужика, он не ищет правды, он просто хочет загладит свою вину перед своей женой. Он оправдывает сам себя тем, что он якобы слабый и плохой, а на самом деле, ему просто нравится быть таким вот и все. Я тебе не обещаю, что я тебе никогда не изменю, Магда, но я тебе обещаю, что я буду что-то делать со своей собственной жизнью, что буду становится лучше, и что буду учится беречь тебя и нашу с тобой любовь. А все остальное это сопли и наше европейское говнище. Наше европейское говнище, которое мы льем сами себе на голову и наслаждаемся тем, что мы в говне.  Вот, так.
ЛИНДА. Может быть я и врала тебе, в каких-то мелочах, Карл, но я ни разу не обманула тебя серьезно и уж тем более, я никогда не изменяла тебе, потому что я люблю тебя, Карл.
КАРЛ. Но что мне делать, Линда, я чувствую себя куском вонючего говна?
ЛОУРЕНС. Что тебе делать, Карл? Просить прощения у Господа, за твое уныние, в которое ты тут по полной программе влип. Проси прощения, за то, что осквернил все самое лучшее в человеке и тем самым поднял свою грязную руку на творение Господа, на нас. Мы есть творение Господа, и не нужно поливать нас грязью и говном. Кайся и проси прощения, у Бога, может быть Господь по милости божьей и простит тебя, ебаного придурка. Но в одном ты прав, Карл, в том, что Господь говорит с миром через пьяных, с этим я согласен, приятель. И вот, сейчас Он как раз обращается к вам через меня, потому что я в жопу пьяный и никак блядь не могу протрезветь. И вот что Господь говорит вам через меня. Никому не ссать. Вот это, вот Господь говорит всем вам через меня. Никому не ссать, вот его мессидж! Не ссать – вот главный мессидж Господа. И не ныть! А взять себя на хуй за жопу, и выдернуть из всего этого интеллектуального, рационального дерьма в котором мы все погрязли. Оторвите, на хуй, свои задницы от этой сладкой, блядь, меланхолии в которую вы  влипли как мухи в мед. Это все наибалово чистой воды на хуй, эта меланхолия. Любите, будьте сильными, изменяйте себя и мир вокруг будет меняться, живите настолько честно на сколько можете и ничего не ссыте. Станьте такими как я, - говорит нам Господь. Станьте на хуй такими крутыми как Господь, который никогда не ссыт, и не опускает руки,  а день за днем продолжает строить этот мир, не смотря на все наше нытье и всю эту нашу ебучую меланхолию, которая ни что иное, как онанизм. Хватит дрочить, - говорит Господь, пора начать любить кого-то другого, кроме самого себя.

maxresdefault


МАРК. Потому что мы все, мы все, мы все только и делаем, что берем, вот поэтому мы и плачем. Мы только берем вот поэтому мы и плачем, блядь. Вот поэтому весь этот холокост и происходит, блядь. Вот поэтому все эта херня в Ираке и происходит, потому что мы берем, только берем. Строим, блядь, строим свой проклятый бизнес. Мы только берем, блядь. И поэтому мы все в этом туалете, потому что нас тут держит Господь Бог – босс всей этой космической мафии.
РОЗА. Космическая мафия – это так круто! Ты, блядь, такой крутой, мужик! Ты реально круче всех!
МАРК. Это все не мое, ты понимаешь это? Все это, что у меня есть это все не мое, это все мне нужно отдать, понимаешь, отдать?! Все отдать! И вот этот костюм и вот это тело и вот этот мой жир с моего живота, и мои деньги с моего банковского счета, и мой дом, и моих детей, и мои несбывшиеся мечты, и все мое короткое счастье, и все мое говно, которое во мне есть, и этот чертовый рак, от которого я блядь через четыре месяца умру, все это не мое! Все это я при рождении, взял взаймы, а теперь мне все это нужно отдать. Мы все тут живем, и думаем, что все, что у нас есть это все наше, и мы хотим все больше и больше, мы все берем и берем еще. Делаем этот свой чертовый бизнес и эту чертову карьеру, а ведь это все только кредит, ебать его в рот. Это же только кредит, ебать его в рот. Это все, мы должны отдать, все, до последнего цента и плюс проценты, которые набежали за все это время. Проценты набежали все это время! И босс космической мафии не выпустит нас из грязного туалета, пока мы не заплатим по счетам и все, все, не отдадим. Вот так, вот реально выглядит этот космический бизнес, в котором мы участвуем.

МАРК. Да херня, это все, этот рак. Какая разница отчего мне умереть, главное отдать. А тебе скажу, что за свою жизнь, я уже так много набрал, я столько всякого говна приобрел за всю свою жизнь, у меня столько всякого говна, что мне реально очень тяжело выплатить этот кредит. И я до сих пор в этом туалете, и босс космической мафии, до сих пор ждет, когда я ему все верну с процентами. Но у меня похоже уже нет сил, все это вернуть. Я похоже крепко вляпался во все это говно. Мне похоже уже не выбраться из этого липкого ебучего клея, в котором я застрял. Не легко все отдать. Брать легко, а отдавать до невозможного трудно. Отдавать просто невыносимо тяжело. Отдавать мало кто готов, потому что когда начинаешь отдавать, то вдруг, потом понимаешь, блядь, что нужно отдавать все.

65372

МАРК. Ты взяла все, Роза, всю свою жизнь. Все это вранье, которым занимаешься с утра до вечера. Ты взяла все это вранье, которым занимаешься на своей работе. Ты стонешь когда тебя трахают, Роза, ты делаешь вид, что тебе приятно, а ведь это не так, Роза, ты просто изображаешь все это, Все проститутки изображают, что им приятно я это знаю. И ты не исключение, Роза. Ты обманываешь своего клиента, а значит, ты берешь, Роза. Обманываешь, значит берешь кредит, Роза. Врешь – значит берешь, признаешься  во вранье – отдаешь. Нужно все отдать, Роза, все, всю эту ебаную ложь, в которой мы погрязли, как мухи в банке липкого меда.
РОЗА. Я все время вру, Марк.
МАРК. Мы все врем, поэтому мы все и в говне.
РОЗА. Но я боюсь не врать, мне страшно не врать, Марк. Я просто не проживу в этом страшном мире, если я не буду врать, Марк.
МАРК. Мы все так думаем, Роза, поэтому мы все и в говне.
РОЗА. Но Билл Гейтс не в говне, Марк.
МАРК. Возможно, что он в более страшном говне, Роза.
РОЗА. Но он не в таком говне, как я, Марк.
МАРК. Трудно сравнивать говно, Роза. По-моему, всякое говно - говно.

images

Фаулз. Коллекционер

The-Collector-243x300

Начав читать книгу Джона Фаулза «Коллекционер» и вооружившись карандашом, чтобы подчеркивать самые важные моменты, характеризующие героев, я не подозревала, что к концу книги не будет ни одной страницы с неподчеркнутым текстом. Фаулз так ярко и сильно раскрыл героев, используя важный литературный прием – рассказ от первого лица, а также перекрестное описание героев друг друга. И нет возможности уйти от понимания «послания» автора. Как необычно использовано описание Миранды: через Калибана, ее собственные рассуждения и через диалоги с Ч.В. (да, ее воспоминания, но все же послание от автора);и мы также можем узнать о героях по ссылкам на книги, музыку и картины, упоминаемые в «Коллекционере».
Канибал – какое четкое сравнение с Шекспировским героем «Бури»: «уродливый невольник дикарь». Фредерик Клигге – существо, сломленное обществом, неспособное противостоять массе и различать, что действительно благо, а что зло.
Оставшись без родителей, будучи ребенком, попал под власть своей тетушки, которая прививала ему чувство вины… за все!...и чувство «ты мне должен». Так и формировался этот субъект – с ложными представлениями. Он стремился хоть как-то выразить себя, продемонстрировать, что он лучше всех, что он не такой как все и достоин большего, чем просто работа в муниципалитете. Он нашел спасение для своего Эго в выборе чего-то такого…необычного, как ему казалось, неподвластное для всех…то, чем он максимально отличается от «сограждан» - коллекционирование. Коллекционирование - для собирания, а не для/из-за любви. Как маленький ребенок, не имеющий еще представления о самом себе, и стремящийся подражать взрослым, со всей «серьезностью» и напыщенной деловитостью, заявляет, выявленные им истинны. Только такой ребенок не так опасен – у него еще есть шанс со временем разобраться, а Калибан – закрытая наглухо коробка ненависти, жалости к себе и презрения к миру.

4a358ca607b470d3a3abf3d534d842b5

И что это за персонаж:

...страшный эгоцентрик, ставящий себя на пьедестал почета и на ступень выше, чем его окружающее общество…
«Она была – для знатока. Для тех, кто понимает»
«..как, я уверен, мир стал бы лучше»
«…у меня, как говорится, более высокие устремления»
«Даже «спокойной ночи» не сказал
«Так что, можно сказать, это была даже забота с моей стороны»
«и это после того, как я вел себя с ней вполне благоразумно»
«Я не хотел хвалить себя. Просто хотел, чтобы она хоть на минуту задумалась о том, что с ней сделал бы любой другой на моем месте, если бы она оказалась в его власти»
«Должен признаться,  мне нравилось в этих разговорах, что я кажусь таким непонятным, таинственным»
«на самом-то деле я совсем не такой»
«Я забыл  все,  что она делала в прошлом, и я ее жалел и жалел о том, что сделал в тот вечер, но только откуда мне было знать, что она на самом деле больна»
 

..и дающий себе право решать судьбы других…
«Я вообще считаю, таких, как Мейбл, надо безболезненно умерщвлять…»

…стремящийся переступить свою духовную немощь путем «обладания» материальным миром и присваивания себе характеристик далеких от него…
«А мне нравилось имя Фердинанд, даже еще до того, как увидел Миранду. В нем слышится что-то благородное, заграничное»
«…я стал читать самые классные газеты» - общество потребления и выбор лучшего… оказывает влияние общество»

… что ни слово - так оправдание себя. И до такой степени неуверенность в себе, что при каждом восхвалении себя, складывается впечатление, что он просит одобрения читателя. Не дай Бог, подумают, что не прав…!
«Никто не поймет, все подумают…»
«Я знаю, что многие могут подумать: многие могут подумать, что я вел себя странно»
«Такой уж я человек…»

«С этим родился, с  этим и умру. Ничего тут не поделаешь»
«у меня нет опыта, я никогда еще дом не обставлял»
«Я знаю, богатые люди часто выделяют на всякое такое разные суммы,  но, мне кажется, они это делают, чтоб их в газетах пропечатали или  чтоб  лишние налоги не платить»

«Неужели бы я не вызвал к ней врача, если б она по-настоящему была  больна»

…зашитый рамками окружающего слепого мира, он проповедует клише…одни клише, навязанные обществом: его сослуживца в армии, тетушки, газет…
«Типично по-женски»
«Она часто рисунки рвала, думаю, складывается ее художественная натура»
«Вы могли бы опереться на меня…в смысле финансов»
«Даже когда делает что-нибудь, что считается некрасивым, ну, там…»

«Не могу толком объяснить, только я был доволен. Я понял, раньше  я  был слабовольный, теперь - отплатил за все, что она мне говорила,  за  все,  что обо мне думала»

…глубокая обида на мир, а на самом деле оправдание своего бездействия…
«Да перестаньте вы думать о классовых барьерах, скажет. Как богач советует бедняку перестать думать о деньгах»
«Все мое
«И если человеку много в жизни недоставало, он старается любым способом возместить недостачу, пока удача на его стороне. Вам-то этого, конечно, не понять»

... «И воображать бы не стал, если б не деньги и свободное время» И даже произнося фразы, он не понимает их значение, а только повторяет как попугая: «власть развращает. А деньги – власть». Но, Боже, упаси, он же - не развратник!
«Я  хотел, чтоб она поняла, что я все это умею, только не хочу, потому что это  унижает меня и унижает ее, что мы  должны  быть  выше  этого,  потому  что  все  это отвратительно»


…человек, не испытавший в своей жизни любви. И чтобы «быть нормальным», он пользуется известным методом масс – брать… коллекционировать… обставлять… - заглушать и прятать свою душу глубоко…куда? Кто знает…?

«…а мне что это музыка, что другая – одинаково»
«Какое значение могут иметь несколько убитых бабочек для целого ряда?»
«Вот чего она никогда не понимала, это что для меня  самое  важное  было иметь ее при себе. При себе иметь - и все, этого мне было довольно. И ничего больше не надо было. Просто хотел при себе ее  иметь  и  чтоб  все  волнения наконец кончились, чтоб все было спокойно»

«Поэтому  я никогда не верил в Бога. Я думаю, все мы просто  насекомые,  живем  какое-то время, потом умираем, вот и  все.  Нет  в  жизни  никакого  милосердия. Нет никакого Великого Предела. И за ним - ничего.»

«Конечно, она не такая красивая,  как  Миранда,  самая  обыкновенная продавщица из магазина, но в том и была моя ошибка, что  я  слишком высокие цели себе ставил, я еще раньше должен был понять, что от такой, как Миранда, никогда не получу того, что мне надо, со  всеми  ее  идеалами,  прямо  фу-ты ну-ты какими  высокими,  и  всякими  хитроумными  штучками. Мне  надо  было заполучить кого-нибудь, кто меня мог бы больше уважать. Кого-нибудь попроще, чем она, пообыкновенней, кого я сам мог бы кое-чему научить.»

«Я еще не  решил окончательно насчет Мэриэн (еще одно М! Я слышал, как завотделом называл  ее по имени). Только на этот раз тут уже не будет любви, это будет из  интереса к делу, чтобы их сравнить...»


de3c660bbb7f486217387a976c04488f
Миранда – живая душа, человек с настоящими чувствами, мыслями и переживаниями. Девушка - открытая самой себе, не строящая иллюзий, а разбирающая себя по кубикам дабы понять: кто она? Фаул не выстраивает нам Идеал, он раскрывает свою душу – душу художника, полную сомнений в себе, иногда переполняющуюся негодованиями от окружающего мира, и позволяющего судить себе о других. И что далеко им не поддерживается: сразу же раскрывает свои переживания о тщеславности… монологи  Миранды – терзания автора, ведь он – человек, а людям свойственно делать «ошибки»…так мы учимся и находим себя… и Фаулз раскрывает нам себя и мир Живой души. Попадание в «тюрьму», мир заточения  и рамок заставляет ярче и глубже воспринимать мир: не голословно, а наяву.. в реальности… здесь и сейчас. И Миранде приходится бороться, оставаясь с надеждой на душу человека, полагаясь на честное слово.

07acb5138e919226424e95391fcd7741

У нее нет выхода кроме как действовать! Она не может загнуться в этом затхлом слепом мире…надо действовать! А диалоги Миранды и Калибана – борьба двух миров, бьющихся об стекло непонимания: открытость и закрытость, протянутая рука и рука с топором в руке… и все это ярко показывает Фаулз: мы –часть мира! Мы не можем быть безучастны к происходящему! Каждого касается все происходящее… «Выживу. Выберусь. Не сдамся…Не сдамся

Фаулз написал эту книгу во время важных исторических событий: проявление деколонизации, становление новых стран - шаг вперед; и одновременно выстраивание межстрановых барьеров -  время Холодной войны, Карибский кризис, страх перед применением ядерного оружия, ведение войн в Азии и Африке… и везде борьба, борьба… как будто и не было Второй Мировой войны…

И наряду с этими событиями в Лондоне рождается течение Swinging London – период оптимизма и раскрепощения. Знаменитsе The Beatles, The Rolling Stones, время бунтарской одежды и фильмов о шпионах (Первый фильм Бондианы вышел в 1962 «Доктор Ноу»)…

На этой волне формируется и сама Миранда – она не остается равнодушной, ее волнует будущее человечества. И даже сталкиваясь в диалоге с Ч.В., критикующим «современное поколение» бездушных и напыщенных особ извращенного проявления свободы после Второй Мировой войны, он видит в ней настоящего человека: да, поколения Swinging London, но истинного его проявления…без искажений первоначального значения. И в отличие от Калибана, бунтующего «Немо», эта юная девушка способна, может и берет на себя ответственность перед этим миром. Она чувствует свою необходимость для мира, он ответственна за то, что происходит вокруг.

Ч.В.- это тот упоминаемый герой в романе, который, как и тетушка для Калибана, является огранкой жизни Миранды. Ее отношения с Ч.В. – формирование ее как взрослой натуры, раскрывающее ей глаза на многое в этом мире. Его влияние – не слепое ее продажание, а процесс осмысления.

08d206f0aa1031ed930bb2d85c63c28c

«Как много у Пьеро может сказать рука. Даже складка на рукаве. Я все это знала, нам говорили и говорили об этом сотни раз, я и сама так говорила.  Но по-настоящему почувствовала это только сегодня.  Я  почувствовала,  что  наш нынешний век - век притворства и мистификаций.  Как  много  люди  говорят  о ташизме,  о кубизме, о том или другом  "изме"  и  произносят  длинные слова и фразы - огромные, вязкие сгустки слов и фраз. И все для  того  лишь, чтобы замазать, скрыть простой факт - либо ты можешь писать картины, либо  - нет.

    Хочу писать как Берта Моризо. Не подражать  ей  в  цвете,  форме,  в  чем-либо физически воплощенном, а писать так же просто, с таким же светом. Я не  хочу быть  художницей  умной,  великой,  "значительной",  не  хочу,   чтобы   мне навешивали ярлыки,  придуманные  неуклюжими  аналитиками-искусствоведами.  Я хочу писать солнечный свет на детских лицах, цветы на зеленой  изгороди  или улицу после апрельского дождя. Суть предметов. Не сами предметы.»

«Самое главное - это чувствовать и жить в соответствии  со  своими  идеалами,  если только эти идеалы не ограничиваются  собственным  идеальным  комфортом.»

«Важно сочувствовать, не быть  равнодушным.  Неужели вам непонятно?»

«Когда я впервые познакомилась с ним, я всем и каждому  твердила,  какой он замечательный. Потом наступила реакция, я решила, что  глупейшим  образом создаю себе кумира, словно экзальтированная девчонка-школьница. И  ударилась в другую крайность. Все это было слишком эмоционально.
Потому что он заставил меня измениться  гораздо  сильнее,  чем  Лондон, значительнее, чем Училище Слейда.
    Не просто потому, что он гораздо лучше знает жизнь. Что  у  него  такой огромный художнический опыт. Что он  широко  известен.  Но  потому,  что  он всегда говорит то, что думает.  Точно  выражает  свои  мысли.  И  заставляет думать меня. В этом - самое главное. Он заставляет меня усомниться в себе.
    …Он словно соскоблил с меня всю мою глупость (ну, во всяком случае, хоть какую-то ее часть), мои дурацкие, легкомысленные,  суетные  представления  о жизни, об искусстве. Мою "надмирность". Я стала совершенно иной после  того, как он заявил, что терпеть не может женщин "не от мира сего". Я и  выражение это впервые услышала от него.»
«Какое-то время она ведет себя глупо, но вот читаешь и постоянно  чувствуешь, что по глубинной своей сути она умна,  интеллигентна,  полна  жизни.  Мыслит творчески, стремится все делать в соответствии с самыми высокими принципами. Настоящий человек. Ее недостатки - это мои недостатки. А  ее  достоинства...Мне еще надо добиться, чтобы и они стали моими»
«Может быть, оттого, что благодаря ему я увидела себя со  стороны и поняла, как я мелка и ограниченна, какие у  меня  устаревшие  понятия  обо всем»

«Ведь я победила - я должна прощать»
«Полна надежд. На что - не знаю. И все-таки – надеюсь»


«Надо жить, вбирать  в себя окружающий мир, познавать его, набираться впечатлений и опыта»

b14f5786441572f8300f174884d7f7c7

Влияние книги на меня
Читая эту книгу, я ощущала, что слышу знакомые фразы, и вижу знакомых мне людей. Ранее я ощущала, что что-то не так…что-то меня отталкивает от таких калибанов. Мне было тяжело, но я не могла отвернуться, и пробовала как-то помочь, как-то показать то, что я вижу, и что в них есть…я просто не могла (и не могу отвернуться). И ранее все это было подсознательно: просто потому, что я верю в лучшее в людях. Вот эта черта меня иногда «подводила», я и брякалась в лужу, но совершенно об этом не жалею. Те, кому удалось как-то помочь (и благо, есть такие примеры), это важнее!  А теперь-я осознаю, что происходило-происходит со мной. Проходя через мысли Калибана, я хотела кричать…возмущаться…жалеть…и все это в дальнейшем я увидела в словах Миранды. Миранда – это мое прошлое (то, что давно было осознано), настоящее и, надеюсь, будущее. А что-то в ее словах уже давно пройдено мной, а если бы она смогла выжить, то, возможно, поменяла бы и в этом наши взгляды сошлись. И речь не идет о пафосе или приравнивании себя к Героине, нет, только родство душ…душ с автором и близких ему проблем общества.
Фаулз возродил во мне вопрос, который я давно задавала себе, но так и не ответила: так что же является катализатором такой борьбы миров?!...что?! конечно же, ответ очевиден в некотором смысле: детство, родители, общество, детские импринты; тип психики…любовные страдания… «образование»… но почему же, даже на примере Миранды и Калибана – людей, которые не купались в любви, живших в одном обществе, каждый со своими детскими травмами…в обществе клише и нарцисизма…и оба пошли своими дорогами… Почему? Что мешала Миранде пойти «по накатанной»?! стать такой же как ее школьные знакомые? Ее тетя? Или друзья? А что помешала Фредерику пойти учиться? Любить это общество? Обращать внимание на красоту? Что?!!! Почему?!!?? И анализируя себя, и мое окружение, я не могу найти пока ответ… Фаулз видел корень зла в социальном расслоении. Но ведь это не причина…это больше косвенное влияние… отсутствие искренней любви? Любви к миру…родителям…к близкому человеку?...к себе???!!!....Возможно…