Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Конформист Бертолуччи в пещере Платона

Что происходит вокруг? Что вы видите? Сейчас? Сегодня? Вчера? Год назад? Видим ли мы реальность? Или иллюзорность? Видим ли мы истину? Или только тени событий, трактуемые нами по вольному желанию? Вы можете сказать с уверенностью? Уверены?

Бертолуччи поднял эту тему в своем фильме «Конформист» после событий 68 года, затронувших его непосредственно. Он осознал в какой-то момент, что участвуя в забастовках, он только поддерживал свое Эго, и желал революции не ради кого-то, а ради себя самого: «Я хотел, чтобы мир изменился для меня. Я обнаружил в политической революции личностный уровень».
Collapse )

Левиафан. Звягинцев

"Никто во всем не виноват. Каждый виноват в своем. Во всем виноваты все"

левиафан-2

Нет смысла распыляться о том, что работы Андрея Петровича выдающиеся, он и сам это прекрасно знает и видит, что снимает.

Его картина – срез одного мгновения, неповторяющегося и неисчезающего, а существующего всегда…и везде!  Мракобесие бездушного пространства.
2
Левиафан – чудовище…дар Сатаны… испытывающего человеческое существо в вере его к Богу… не к церкви, не к определённой религии, а к Богу-к любви вездесущей! И в Книге Иова такая проба берется на самом дорогом, важном для человека, от чего «неверующий» сдается… поддается своей мирской слабости, забывая о важнейшем, и забывая важнейшую вещь- что все для чего-то нужно в этом мире…все не просто так…

kino171222014-29

Alter_0111

62bda9b2d6bf99eaf723e317a1af6f61

Звягинцев на это посмотрел по-другому, ярко выставив свою позицию в диалоге между главным героем и священнослужителем, и продемонстрировав зрителю свое отношение к церкви, что отражает реалии мира (подчеркну, не настоящего, а пергаментного!), реалии существа вида под названием человечек рода Люди из семейства гоминид в отряде приматов, но вместе с этим и теряется смысл важного философского понимания. Таким образом, фильм перегружается в пользу олицетворения церкви как коготка Левиафана – как инструмента зла.

Власть и «бессильный человек»-яркая линия, но она на поверхности… и одновременно укоренена и обострена… кто в этом фильме Левиафан? Мэр-? Я вас умоляю…! Церковь?...О, нет…это коготки…это жалкие, но очень опасные… и страшные проявления зла… Фильм утрирован до предела, что  не отнимает его реалистичности, а наоборот обостряет свое понимание пребывания в этом мире!

…Зло… вездесущее… оно не в абстракции, а в людях! Не власть-а властьимущие, не церковь- а конкретные священники… не правоохранительная система- а конкретные лица... все это сплетено в одну ядовитую систему. И повторюсь, это характерно «не для нашей страны», а для всего человечества! Везде и всегда это существовало… и будет существовать! Поэтому и Андрей Петрович предпочел конец небиблейского сюжета.

Давление…предательство…измена…. –химера главного героя, который «я ничего не понимаю», и знающий только один вид борьбы с чем-то неподвластным для него…мира метафизического…где кулаки не сработают, где физическая сила становиться эфемерной по сравнению с силой, как неподвластной человеческому разуму, так и с силой, объединенной механизмами власти и подчинения.

И находясь в болоте неизвестности, затянутый в пучине зла, герой бьется об воду, слабыми рывками и все больше утопает…в неизвестность….и слабеет… и слабеет…

kinopoisk.ru-Leviafan-2406706

Жена…Лиля… очередной образ России..? испытание для главного героя?.. на все можно ответить – да. «Похули Бога и умри» - что собственно и произошло…

images (3)

Что безумно потрясло – конец: «Сынок, это Бог наш, Иисус, он все видит…»
Он ВСЕ видит… он все знает…

75679

Немного расстроенная его взглядами на то, что происходит в нашей стране и отсутствие желание видения «за» и его жизненный опыт привели к такому трактованию положения человека «без преукрас». Все отлично, но почему так однобоко?( но это право видение Андрея Петровича, наполненное искренними переживаниями. И, к сожалению, подпитанное политическими распрями в обществе, что только подбавляет огонь в национальные розни внутри страны… и, ах, как же это кому-то выгодно (до тошноты противно!)…! Не думаю, что это было спровоцировано Звягинцевым специально, но как умело и грамотно заострено теми, кому это…ммм… денежноблагоприятно сказывается…(
Предстоящий Оскар…какой бы хороший фильм не был, я всеми фибрами души против этой награды. Звягинцев не достоин такого отношения души. Так это награда будет не за фильм и его выдающееся мастерство как режиссера, а как политический ход… очередной… зловещий раз(

kinopoisk.ru-Leviafan-2409436

Дж. М. Кутзее. Жизнь и время Михаэла К.

Михаэл К. –кто он? Герой? Посредственный персонаж? А возможно отражение каждого из нас..?

5728060_ZHizn_i_vremya_Mihaela_K
В. Еклерис

Михаэл К., будучи героем одноименного романа Дж. М. Кутзее, начал свой путь в жизни, предположив, что ее смыслом является помощь матери. Даже не маме, а матери – женщины, родившей его и «отравившей его жизнь». Смысл его жизни - помогать ближнему…он не может понять, почему события складываются таким или иным образом с ним… и как так происходит? Почему же ему просто не дают добраться до своего места? Почему ему не дают уйти и попросту не хотят забыть о его существовании  – бесполезного маленького человека; почему не дают остаться на земле и спать?... «Зачем меня будить?! Зачем меня спасать? Зачем из меня делать что-то особое? Зачем на меня возлагать какие-либо надежды?!? Зачем меня благодарить?! Зачем?!?! зачем мне деньги?!??! Зачем мне есть?!? Зачем мне жилье?!?!  Зачем я жив?? Зачем??!.. Зачем?!?!?!?...  я ведь всего лишь существо, идущее по пути меньшего сопротивления: спать, взращивать, рождать, любить простое… естественное… помогать…»

accept_truth

Невольником судьбы, он становится в глазах окружающих и сумасшедшим, и бомжом, и жалким человечишкой и «повстанцем-сопротивления», и героем, за которым может пойти угнетенное слепое общество. Только все Это ему чуждо – он просто хочет жить…в свободе… в своем доме…и не трогайте его…он далек  ото всего, что происходит вокруг… «нет, только не боль… только не стены… только не люди…» и жить… просто жить…

Он вспоминает мать, раздумывая, что каждому перед смертью видится образ  женщины, даровавшей жизнь – его родитель; а ей в свою очередь – ее мать; и так далее… до… прародительницы… той, которая была первой матерью…о чем он? О Боге? Или о любви?! А возможно еще о чем-то?... о чем?! О любви Бога… Каждому нужна помощь… эта святая помощь, спасающая и поддерживающая в трудные периоды… сила, раскрывающая истину, и способная отворить двери перед страдающими…

0f3814007812bb1fa83aa1a0da063375

Так и Михаэл осознал, что каждому событию свое время… и мы, люди, как крупицы, разбросанные по всему свету, способны повлиять на жизнь других… и он повлиял…и нашел свой ответ на мучащий вопрос «зачем». Его поступки и их отсутствие способствовали началу движения внутреннего мира других людей – пробуждения от заточения подземной темноты…

ff8365dd80e8f3b935e0274fb75f82fc

Врач в лагере, чей прототип так близок мне сейчас, он живет в «клетке» войны, огражденный доступным для существования человека условиями, он понимает, что вокруг твориться хаос…война! Люди страдают и гибнут… а он делает свою работу, спасая людей…тех, кто восстал против строя… ныне «детей» лагеря исправления… Эта клетка внешнего спокойствия… такая … искусственная… Он осознает свою несущественность во всей этой войне. Его разъедают мысли, проливающие свет на происходящее вокруг. Постепенно из повседневных забот о больных, к нему приходят смыслы…он вспоминает… пытается услышать внутренний голос, ранее подавляемый суетой:.. а что происходит…? А за что мы воюем? война  за что?! Зачем?! Война, где погибают люди, а он остается в лагере…среди людей в клетке…не желающих и палец двинуть, чтобы что-нибудь изменить… Да зачем же они борются?! Где ее сокровенное значение?!

«— И еще одно, — продолжал я, — можете вы мне напомнить, ради чего мы ведем эту войну? Мне когда-то говорили, но это было давно, боюсь, я забыл.
— Мы ведем эту войну, — сказал Ноэль, — чтобы национальные меньшинства сами могли решать свою судьбу.

Мы смотрели друг на друга пустым взглядом

Этот шаткий мирок лагеря и люди вокруг жили как будто бы ничего страшного и смертоносного не происходило, устроившись комфортно на мягком месте, мысленно укрепляя свою тонкую стену из стекла железобетонными прослойками ничего-не-видения…лишь бы жить жить..а что там за?! –Ужасно, конечно же, но неважно!

8-Illum-Sphere-Ghosts-of-Then-and-Now

Вот и такой человек как Миахаэл, отличающийся от остальных пребывающих в лагере, трогает врача – своей тягой…к свободе…ценой жизни или смерти – неважно как! лишь бы быть свободным.

Образ Михаэла – это идеалистический образ в глазах врач. Он создает его, а точнее находит в самом Миахэле то, что сам врач не может позволить себе в себе раскрыться... Ему приходится оставаться в рамках душевного и ментального разума – своего рода защитный механизм выживания: жить так, как другие, закрывшись повседневной суетой или праздной игрой в крикет. Но его душа хочет большего-свободы!!! Идеализируя Михаэла и наделяя его своими «живыми» качествами, он создает образ борца – человека, способного подвигнуть его - врача, находящегося в заточении своей собственной ментальной тюрьмы, на какие-то шаги…. Он не осознает, что ему не хватает внутренней силы, а  не человека-двигателя… все заложено в нем… внутри… и только позволь себе сделать шаг-второй пойдет сам по себе…

А что выберешь ты?

Katharina-Jung_Photography_0

Так кто же они? Михаэль и Врач… Герой? Страдальцы? …нет, они представители своего поколения, неподготовленные к реалиям жизни, чьи действия обусловлены попытками отгородиться от кошмаров… найти равновесие в своем существовании… Неимоверная тяга к жизни не позволяет оставаться безучастными.

Жизнь Михаэла К. проводит его через огромное количество страданий, и он, оставаясь верным одному единственному желанию: быть свободным – жить (!), неосознанно борется с системой строя, и найдя ответ на своей вопрос: «зачем?» - «всему свое время и место». И его появление в жизни Врача… именно в то время – неслучайно!

И неслучайно, что такая книга возникает у Кутзее именно во время многолетней борьбы в ЮАР за прекращение политики апартеида.

Такое рождение Миаэла К. как символа борьбы за свободу и действия аккумулирует силы врача на осознание…на желание изменений…на попытки действий… а будут ли действия?

Врач живет в своих рамках, а проведя параллель в нашем мире, разве люди, мы, не живут в таких же рамках, ограждаясь стенами комфорта и неспособные сами вылезти из норки. Чтобы что-то сделать!? Разве не ждут своего спасителя… того, кто поведет за ручку вперед…противно! Но так и есть! Наделяя кого-то героическим качествами, как надеждой на спасение, ослепляемся идеей, что «да, существуют такие герои, а я, двигаясь с ними, буду сам себя взращивать». А на деле – разочарование и осознание, что не все так идеально…,  а почему?!?! Неспособность себя поднять! Неспособность сделать шаг-страх!

c20c6bc9fd0dc170abfe5de3eb971a56

Однако судьба непредсказуема. Что происходит за раками книги, останется неизвестным. Возможно, неслучайная встреча Врача и Михаэла К. – это приквел борьбы Врача за свободу, что могло бы произойти или благодаря «случайностям» судьбы, как и в случае Михаэла К., а может и осознанности своей внутренней способности действовать… а возможно он так и останется ждать своего «Предводителя», отравляя свое существования терзаниями души. Но что точно останется неизменным – его жизнь не будет никогда прежней.

А что выберешь ты?

Иван Вырыпаев. Виктор Рыжаков. Пьяные

Кто мы и что мы делаем на этой земле…сейчас!? А каковы последствия наших действий?...а бездействия?!? Что творится душах…каждого!??! Откуда это «современная» пропасть непонимания? А точнее псевдо видения сквозь призму мобильного экрана!??!  Почему все так друг друга ненавидят!?!? Почему хорохорятся какие они молодцы, что распознали  «во всех» падение …Содом и Гоморру … а в отдельных конкретных случаях - истину… и только им подвластна она… критика без предложения… без пробы поддержки… а лишь уничтожение, боль и гнобение… откуда такой пафос всезнания и расставления якорей?  Одним ставят твердую десятку, а другим двоечку… не такой как надо…неееет… А в душу заглянуть? А увидеть прекрасное? А попробовать вытащить это из человека?! … нет, предпочтение отдается затмению…. «А судьи кто?!?»….а раскрыть…а поискать краешек света, способный изменить жизнь «заклейменного»!? а может он даст ростки и спасет других!..! а поверить!? А подать пример?!?!? Отстранить свое эго в сторону от разума и сердца, и прислушаться к главному, бурлящему внутри… Мы мертвы пока не проснемся… проснись!!!!!!
Дать слово эго и услышать, ПОЧЕМУ оно так реагирует???!!! ПОЧЕМУ???!!! Где все мы?! Не забивать, не заглушать новыми ростками гнева и ненависти, подпитываемыми изо дня в день, а «прозреть»… услышать себя… не борьба на ринге, а очная ставка…

А почему я поднимаю этот вопрос?!.. почему я реагирую?...а где грань клеймения и крика души?... в намерении говорящего…в сердце…в его действиях…? – быть может в этом?

Долгое время ношу бремя этих вопросов безответных… в попытках осознания и изменений… Спектакль по пьесе Ивана Вырыпаева и постановке Виктора Рыжакова как будто придвинул к  стене в комнате безотносительного мрака, предоставив попытку найти дверь… или окно…или щелка…

9dfdf365c4eb46efa45dce860403
rubric_issue_event_387828
0,,17412943_4,00

«Улица/ квартира/ ресторан/ Все очень пьяные»

Разные поколения. Разного пола. Разного роста. Разного социального слоя. Разные судьбы... Похожие профессии… похожие образы… похожее чувство пустоты внутри… одинаковое желание ее заполнить.

«Кто с нами это делает??!?! Зачем!?!?»

IMG_3344

МАГДА. Почему ты такой мокрый, Лоуренс? Потому что я ходил по воде и провалился в эту воду. Для чего ты выбрал меня, Лоуренс? Потому что я люблю тебя, всем своим существом, дорогая моя. А что такое любовь, Лоуренс? Это такое состояние, в котором мне не страшно умереть, дорогая. Значит, тебе не страшно умереть, Лоуренс? Нет, мне не страшно умереть, дорогая. Значит, ты скоро умрешь, Лоуренс? Все мы скоро умрем, Магда. Значит у нас нет выбора? Не у кого нет выбора. Значит, все в этой жизни заранее решено? Да, Магда, все в этой жизни заранее решено. Значит, то что мы должны были встретиться и пожениться, это все было заранее решено, так? Ну, конечно, Магда, в этой жизни все заранее решено. И значит, то, что я увела тебя у своей лучшей подруги, это тоже было заранее решено, так? Да, да, конечно, все было заранее решено. И то, что мы решили напиться втроем, и то, что мы пришли к Лауре домой? И то, что теперь она осталась одна, а ты уходишь ко мне, все это было заранее решено? Абсолютно верно. В этом мире все дела и все события заранее решены.

МАГДА. А кто принимает все эти решения? Кто за нас все решает?
ЛОУРЕНС. Господь Бог, конечно, кто же еще.
МАГДА. Ты что веришь в Бога, Лоуренс?
ЛОУРЕНС. Думаю, да, Магда.
МАГДА. А почему ты такой мокрый, Лоуренс?
ЛОУРЕНС. Я ходил по воде и провалился в нее.


IMG_3430


ГУСТАВ. Одну минуту, дорогие дамы, я должен кое-что объяснить нашему Карлу, я хочу, чтобы он кое-что понял. Мы тут с ним еще не договорили. Понимаешь, дорогой Карл, а ведь это не важно, какой ты человек, Карл, плохой или хороший. Это не имеет никакого значения, потому что ты все равно Господь Бог. Кем бы ты не был, Карл, ты все равно являешься телом Господа, все равно. Понимаешь, Карл? Кем бы ты ни был, ты тело Господа, понимаешь? Ты понимаешь, о чем я, Карл?
КАРЛ. Кажется, я начинаю понимать тебя, Густав.
ГУСТАВ. И моя жена Лора, каким бы человеком она не была, и твоя жена Линда, все мы являемся телом Господа Бога. И ты, и она, и Лора, и я, все мы тело Господа, понимаешь, о чем я, Карл?
КАРЛ. Кажется, я понимаю о чем ты, дружище.
ЛОРА. Я не понимаю, о чем ты. Что это за странная философия, что это такое, Густав?
ГУСТАВ. Ты, Господь Бог, Лора, ты тело Господа Бога, понимаешь? Ты Господь Бог, Лора. И Линда, тоже Господь Бог, и я Господь Бог, и даже наш очень, очень плохой Карл, он тоже Господь Бог. Все мы Господь Бог. И даже арабы убившие и ограбившие твоего брата Лора, это тоже Господь Бог, - вот, что это за философия, дорогая моя Лора.
ЛОРА. Не смей называть Богом убийц моего брата, Густав.
ГУСТАВ. Все мы Господь Бог, Лора, и те, кто убивают нас в этом странном мире, все тоже, тоже, тоже, тоже…


IMG_3450
IMG_3465


ГАБРИЕЛЬ. Мой брат говорит, что мы должны услышать шепот Господа в своем сердце. Каждый из нас должен услышать шепот Господа в своем сердце. Мой брат говорит….
МАТИАС. У тебя нет никакого брата, заткнись.
ГАБРИЕЛЬ. Ты должен услышать шепот Господа в своем сердце, вот, что мой брат просил передать тебе.
МАТИАС. Идиот!
РОЗА. Я знаю, о чем он говорит, он не идиот. Я слышу шепот Господа в своем сердце. Не всегда, но иногда бывает, что слышу.
РУДОЛЬФ. Ты же проститутка, Роза, ты не можешь так говорить.
РОЗА. Но я слышу. Я честное слово, иногда слышу шепот Господа в моем сердце.
РУДОЛЬФ. Почему проститутки всегда так религиозны?
ГАБРИЕЛЬ. Мой брат католический священник, говорит, что каждый хоть раз в жизни да слышал шепот Господа в своем сердце, но мало кто может в этом признаться.
МАТИАС. У тебя нет никакого брата, что ты несешь.
ГАБРИЕЛЬ. Мы все слышим шепот Господа в нашем сердце, но мы просто скрывает это, скрываем это даже от самих себя.

doc6er9dq6uot51bl7ky4hh_800_480


МАРТА. Любовь, это когда все просыпается у тебя внутри, каждая клетка твоего организма. Пока ты не любишь ты спишь. А когда любишь, то пробуждаешься ото сна, и весь мир кажется тебе, наполненным этой энергией, которую ты раньше не замечал. Я люблю тебя, и это означает, что я больше не сплю, это означает, что я только сейчас начинаю жить, полной жизнью. Твоя любовь соединяется с моей, и в мире становится все больше и больше любви.
ГУСТАВ. Точно! Что-то просыпается в моем сердце, во всем моем организме, это необъяснимая энергия, ее становится все больше и больше. Это все меняет. Это все меняет и внутри, и вокруг. Твоя любовь, пробуждает мою любовь, и все это выходит наружу, и пробуждает любовь всех остальных!
ЛОРА. Вы что с ума сошли, что вы такое говорите? У вас же у обоих белая горячка! И у тебя, Густав, тоже! Подождите, я сейчас позвоню в «скорую помощь» она приедет, вам поставят специальные уколы, и вы вернетесь обратно.

МАРТА. И каждое событие в моей жизни с этого момента теперь выглядит по-другому, потому что я знаю, что все вокруг меня пребывает в любви. Я не замечала этого, потому что я не любила. Мне казалось, столько говна и столько горя вокруг меня. Я видела одно говно, мне казалось, что вся эта страна, это все одно сплошное говно. Что все эти мои сверстники, все эти мои друзья, все они такое говно, все они все время говорят о таком говне, все это такая блевотина, весь этот мир такая блевотина. Мне везде, блядь было не выносимо, мои родители, блядь никого не любят, мой парень просто тупой недоношенный ублюдок, ни в чем нет никакой жизни, все вокруг мертвое, все из какого-то пластилина или пластмассы, ни в ком нет жизни, никто ни хуя не чувствует, никто блядь не чувствует, самого главного, никто не чувствует, что происходит, я думала, на хера мне вообще жить в этом блядь резиновом мире, с этими блядь пластиковыми людьми, которые только жрут, трахаются и спят? Я думала, что во всем этом нет ни капли смысла, а теперь я вижу, что смысл есть, Густав. Смысл в любви, Густав. Теперь я встретила тебя, Густав и я поняла, что главное во всем этом это любовь, потому что во всем этом, оказывается есть любовь. Потому что жизнь есть любовь. Оказывается, жизнь есть любовь. Оказывается, любовь это и есть жизнь. Если ты любишь ты живешь, если ты не любишь ты спишь или живешь в говне. Мир всегда такой какой он есть, важно только - умеешь ты любить или нет. Не важно какой мир, важно только умеешь ты любить или нет. Неважно какая жизнь, важна только любовь. Только любовь важна и ничего больше. Если любишь то живешь, если не любишь то ты кусок ебаного пенопласта и все. Или ты в любви или ты в говне, ты меня понимаешь, Густав?
ГУСТАВ. Я тебя абсолютно и до самого конца, понимаю, любимая моя. Я в одну секунду это понял, как только мы встретились, как только я услышал, что ты любишь меня, как только я открылся тебе. Мне ведь, уже пятьдесят три года и я всю жизнь прожил так, будто вокруг меня все только и делают, что пытаются наибать своих конкурентов, я думал, будто вся это любовь вокруг меня это только секс и пиздешь супругов друг другу. Любовь это секс и пиздешь, вот что я думал.  А теперь, когда мы встретились, Марта. Я наконец-то понял, что любовь, это желание стать по-настоящему живым, что любовь это жизнь, Марта. Мы в нашем обществе все хотим жить, как бы мы не говорили об этом, мы все хотим жить. А значит, мы все хотим любви, Марта. Мы все хотим любви, Марта. Мы не можем говорить об этом, потому что у нас это не принято, потому что у нас, это считается, слишком сентиментальным, слишком не серьезным, слишком и так всем понятным. Но на самом деле, это никому не понятно, Марта, потому что никто из нас по-настоящему не любит, потому что никто из нас, по-настоящему не чувствует, что весь этот говняный мир, который нас окружает это все любовь. Что вся эта говняная жизнь, которую мы проживаем, это все любовь. Что все это говно вокруг нас это любовь. Никто из нас об этом не знает, никто из нас даже не догадывается об этом, что вся эта говно-планета, на которой мы живем, есть планета любви. Марта, я люблю тебя.
ЛОРА (говорит по мобильному телефону). Алло, алло, алло. Скорая помощь, скорая помощь. Помогите! Здесь мой муж ведет себя очень плохо, ему нужна срочная помощь, он очень пьяный. Что, что? Да, да, я тоже очень пьяная, ну и что? Мы здесь все очень пьяные и нам всем здесь очень плохо. А особенно моему мужу, он связался с грязной молодой девицей, ему нужна медицинская помощь. Алло? Алло? Они положили трубку, бесчувственные эгоисты! Разве пьяным не нужна помощь? Мой муж сошел с ума и ему нужна помощь, что мне делать? Господи, что мне делать? Господи, помоги мне, спаси меня, что мне делать? Скорая помощь мне не помогает? Что мне делать? Зачем мне вообще жить в этом говняном мире, где какие-то арабы убили моего брата?
ГУСТАВ. Мир это жемчужина в куске говна, Лора. Ты должна засунуть свою руку по локоть в это вонючее говно, чтобы достать жемчужину, которая внутри. Засунь свою руку в говно и достань жемчужину, Лора.

65401

ГУСТАВ. Я знаю, что ты спала с Карлом, он сказал мне об этом как раз именно сегодня.

Пауза. Лора закрывает лицо руками. Густав и Марта стоят обнявшись.

ГУСТАВ. Но я по-прежнему люблю тебя, Лора. Ничего страшного не случилось. Я думал, что не смогу пережить это, но я встретил Марту, и понял, что любовь это нечто большее, чем то, что ты спала с Карлом, любовь это нечто гораздо большее, Лора. Любовь это то, что ты хочешь счастья, Лора. Мы все этого хотим, потому что мы все несчастны, и мы ищем этого счастья и мы прикасаемся к нему насколько это возможно. Когда ребенок смотрит на мороженное он его любит, Лора, это тоже вид любви, Лора. И когда твой отец смотрит на кружку пива, это тоже вид любви, Лора. И когда ты спала с Карлом, это был тоже вид любви, потому что ты хотела счастья, Лора. И когда ты сейчас хочешь идти домой, потому что ты устала, ты тоже хочешь счастья, дорогая моя. Ты хочешь быть счастливой, Лора и это так понятно. Но счастье не в мороженом и не в пиве, и даже не в Карле, Лора.
ЛОРА. А в чем, Густав?
ГУСТАВ. В том, чтобы разглядеть эту ебаную жемчужину, под этим толстым слоем мирового говна, Лора.


65382

МАРТА. Благодарю ваше говняное семейство за волшебную жемчужину любви.

Марта совершает поясной поклон касаясь рукой земли, и очень быстро уходит. Густав поворачивается к Лоре. Лора подходит к Густаву.

ЛОРА. Ты что хочешь сказать, что все останется так как и было, мы и дальше будем вместе?
ГУСТАВ. Нет, все теперь будет совсем по-другому, Лора. Мы, только теперь, наконец-то по-настоящему будем вместе.
ЛОРА. Это сейчас ты так говоришь, Густав, потому что ты пьян, а утром, когда ты протрезвеешь, ты будешь относится ко всему совсем по-другому.
ГУСТАВ. Я больше никогда не протрезвею, Лора.
ЛОРА. Ты что теперь будешь пить?
ГУСТАВ. Нет, я больше никогда не буду пить, но я не буду трезветь.

panye

МАКС. Я именно это и хотел и сказать. Дело в том, дорогие мои, братья и сестра, что мое поколение ничего ведь, на хуй, не чувствует, ничего по-настоящему, блядь, не чувствует. Ничего. Только возбуждение и секс, только работу и алкоголь, и эти ебаные уикенды и посещение своих родителей, и этот бесконечный треп на разные темы и эти наши женщины, которых мы не любим. Потому что мы на хуй потеряли контакт. Мы потеряли контакт. Контакт с самым главным, блядь. С тем, из чего мы вышли, с тем, без чего невозможно жить. Мы потеряли контакт с реальностью, блядь с той настоящей реальностью из которой все здесь на самом деле состоит. И все наши законы, все наши требования, весь наш ебаный либерализм, вся наша ебаная толерантность, вся наша тупая политика, все решения которые мы принимаем, все это происходит в отрыве от реальности, блядь. Все это мы делаем не ощущая контакта с самым главным. Да мы вообще, даже не знаем, что есть самое главное, блядь. Мы не знаем, что есть самое главное, и мы не знаем, что это такое – самое главное, из чего это все состоит. И вся эта наша свобода о которой мы все тут постоянно говорим, которой мы все тут все время добиваемся. Какая свобода? Хотите быть свободными?  Свободными отчего, блядь?! От кого, блядь? В чем эта свобода? Какая на хуй может у нас свобода, если мы потеряли контакт, на хуй. Слышите, что я говорю вам? А? Ну-ка, ну-ка, что вы мне ответите? А?!
РУДОЛЬФ. Почему он все время повторяет одно и тоже? Какой контакт, Макс?
МАКС. Твой контакт, придурок.
РУДОЛЬФ. Контакт с чем?
МАКС. Со всем, блядь. С самым главным.
РУДОЛЬФ. Если мы что-то и потеряли, то давайте поищем это завтра, ок?!
МАТИАС. Да, сейчас то мы вряд ли способны, что-нибудь найти.
МАКС. Никто ничего не чувствует, ничего понимает. Никто не знает, что с нами со всеми тут на самом деле происходит.
ГАБРИЕЛЬ. А что?
МАКС. Потеря самого главного.
ГАБРИЕЛЬ. А что это, самое главное, расскажи нам Макс?
МАКС. Хуй, его знает, что это? У меня этого больше нет. Я это потерял. Я потерял с этим контакт. А этот контакт, это самое главное, блядь. Или у тебя есть контакт или ты просто просрал, на хуй, свою жизнь.  Я никого не люблю, я никого не любил и вот только теперь, только теперь, когда я встретил… Лауру. И только теперь когда я встретил Лауру, я впервые в жизни понял, что контакт это единственная реальность, которая у нас есть, а все остальное это иллюзии и говно. И все, что мы должны делать на этом свете, это снова найти контакт. А это значит, мы должны любить, любить и любить, блядь. Это я вам говорю, гражданин Евросоюза, тридцатипятилетний операционный менеджер банка. Вот!

541641
ГАБРИЕЛЬ. Слово предоставляется невесте.
ЛАУРА. Это все такая лажа, это все такой бред. Он тебе ничего не должен, ты ему ничего не должна. Он на хуй свободный человек, она на хуй, свободная телка. Все на хуй свободны, никто на хуй ни от кого не зависит. А кто это нам сказал то, что это так? Кто это нам сказал то, что это так?!  Это - ебаное современное общество сказало нам, что это так. А это не так.
ГАБРИЕЛЬ. Полностью согласен, что здесь что-то не так.
РУДОЛЬФ. Присоединяюсь.
МАТИАС. Я с вами.
МАКС. Я горжусь своей женой.
ГАБИЕЛЬ. Для меня большая честь обвенчать, вас.
МАКС. Лаура продолжай.
ЛАУРА. Никакой свободы нет. Это все просто голимый и необоснованный пиздешь, что мы не должны никому принадлежать кроме себя. Это все такой страшный пиздешь, и мы все по уши залипли в этом пиздеже, и мы во все это верим и живем так, и боремся за свои права, быть свободными на этой земле. А свобода в том, что ты себя отдаешь. Что ты обязательно чему-то принадлежишь, что ты служишь, и весь целиком подчиняешься своему служению, свобода в том, что тебя вообще нет, что ты и есть весь этот мир. Свобода в том, то у тебя нет никакого выбора, что твоя судьба уже решена, в этом свобода. Свобода в том, что твое сердце отдано раз и навсегда и не ты его хозяин, а тот, кому оно по праву принадлежит. Мое сердце по праву принадлежит не мне. Вот в чем свобода, что мое сердце по праву принадлежит не мне.
ГАБРИЕЛЬ. А кому?
МАКС. Мое сердце принадлежит любви

65364


КАРЛ. Богу насрать на то, что мы о нем подумаем, и поэтому Он такой какой Он есть, а мы все врем! Потому что мы все хотим быть лучше чем мы есть, мы все хотим наебать друг друга, хотим выставить себя в глазах других не теми, кем мы являемся на самом деле. Мы все пиздим друг другу, думая, что мы выглядим по-настоящему заибись. Мы думаем, что мы по-настоящему заибись! Но кого, мы хотим наебать, кого?
ЛИНДА. Карл, я прошу тебя, перестань! Ты ведешь себя очень плохо!  Ради бога простите его, он сильно пьян.
ЛОУРЕНС. Да, ладно все в порядке, с кем не бывает?!
КАРЛ. Вот именно! С кем не бывает?

КАРЛ. Я обращаюсь к этой вот девушке, ты думаешь, этот вот твой парень, который сейчас с тобой, ты думаешь, он тебе не врет? Он врет!
ЛОУРЕНС. Эй, ты! Ты бы лучше не переходил на личности.
ЛИНДА. Ради бога не слушайте, его он просто не в себе.
МАГДА. Я знаю, что он мне врет. Я и сама ему вру. Я знаю, что это правда, мы все врем.
ЛОУРЕНС. Ладно, ладно, Магда, ты сюда не влезай.


ЛОУРЕНС. Эй, мужик, на хера ты это сделал? Кому от этого стало лучше?
МАГДА. Мне. Мне от этого стало лучше. Потому что я сегодня весь вечер думала об этом. Потому что я смотрю на нас с тобой Лоуренс и вижу, что вся наша совместная жизнь будет сплошным враньем, потому что мы начали со вранья, потому что ты не любишь меня по-настоящему, потому что сама эта наша свадьба и то, как мы ее провели, все это уже есть ложь, и этот мужик прав, мы все хотим наебать друг друга, и сами себя, и только один Господь Бог не врет, и сейчас Господь сказал нам все правду о нас, через этого вот ебанутого святого мужика.
ЛОУРЕНС. С чего это ты взяла, что я тебе вру, Магда? Я люблю тебя.
МАГДА. Если ты думаешь, что ты мне не врешь, то ты врешь себе.
ЛОУРЕНС. Почему ты уверена, что это именно так? Почему ты не можешь допустить, что я искренне люблю тебя?
КАРЛ. Потому что, ты не знаешь, что такое любовь, приятель.
ЛОУРЕНС. Ну, а ты то откуда знаешь, что я знаю, а что нет? Ты кто вообще такой, чтобы всех нас судить? Хочешь, я сейчас так тебе вломлю, что из тебя на хуй вылетит весь этот твой ебаный миссионерский дух?!
КАРЛ. Ты можешь убить меня, но это все равно не спасет тебя от пиздежа самому себе.
МАГДА. Он абсолютно прав, этот ебанутый мужик.
ЛОУРЕНС. Да с чего это ты взяла, что он прав?! Он просто нажрался как свинья и гонит тут всякую пургу, а ты включаешься в это, потому что это попадает в твою депрессию, которую ты сама из себя вытаскиваешь, чтобы раздуть еще сильнее свое ебаное эго. С чего это я буду вас слушать, когда я вижу, что вы просто накачиваете сами себя, упиваетесь на хуй своим горем и тем, какие вы несчастные и тем, что весь мир якобы лежит во лжи?! Все это просто говно, то, что вы тут говорите. Все это просто ваша ебаная жалость к самим себе и к своему эго. Вы просто хотите поныть над собой, поплакать над своими недостатками и комплексами, вы блядь как и все мы ебаные европейцы, погрязли в своих комплексах и хотите вывалить их на окружающих. Вы как этот блядь режиссер Ларс Фон Триер, хотите заработать свою славу и свои бабки на комплексах и жалости людей к себе. А вот это и есть, на хуй главное вранье, - вранье собственному сердцу. Хотите, блядь наебать собственное сердце, хотите, внушить ему, что оно говно. А с чего это? Наше сердце никакое на хуй не говно, и оно блядь не ноет, и не стонет. Это мы ноем и стонем. Это мы вечно жалуемся на то, какие мы блядь все плохие. Ставим про это спектакли, снимаем фильмы, и от этого становимся все хуже и хуже. Вместо того, чтобы любить мы ноем, что любви нет, вместо того, чтобы меняться, мы блядь убеждаем сами себя, что ничего нельзя изменить. Да с какого это хуя, я должен постоянно поливать себя говном? Если мы хотим выбраться из этого говна, то на хуя мы постоянно льем его себе на голову?! Люди не говно, Магда, люди просто думают, что они говно.  Не слушай, этого мужика, он не ищет правды, он просто хочет загладит свою вину перед своей женой. Он оправдывает сам себя тем, что он якобы слабый и плохой, а на самом деле, ему просто нравится быть таким вот и все. Я тебе не обещаю, что я тебе никогда не изменю, Магда, но я тебе обещаю, что я буду что-то делать со своей собственной жизнью, что буду становится лучше, и что буду учится беречь тебя и нашу с тобой любовь. А все остальное это сопли и наше европейское говнище. Наше европейское говнище, которое мы льем сами себе на голову и наслаждаемся тем, что мы в говне.  Вот, так.
ЛИНДА. Может быть я и врала тебе, в каких-то мелочах, Карл, но я ни разу не обманула тебя серьезно и уж тем более, я никогда не изменяла тебе, потому что я люблю тебя, Карл.
КАРЛ. Но что мне делать, Линда, я чувствую себя куском вонючего говна?
ЛОУРЕНС. Что тебе делать, Карл? Просить прощения у Господа, за твое уныние, в которое ты тут по полной программе влип. Проси прощения, за то, что осквернил все самое лучшее в человеке и тем самым поднял свою грязную руку на творение Господа, на нас. Мы есть творение Господа, и не нужно поливать нас грязью и говном. Кайся и проси прощения, у Бога, может быть Господь по милости божьей и простит тебя, ебаного придурка. Но в одном ты прав, Карл, в том, что Господь говорит с миром через пьяных, с этим я согласен, приятель. И вот, сейчас Он как раз обращается к вам через меня, потому что я в жопу пьяный и никак блядь не могу протрезветь. И вот что Господь говорит вам через меня. Никому не ссать. Вот это, вот Господь говорит всем вам через меня. Никому не ссать, вот его мессидж! Не ссать – вот главный мессидж Господа. И не ныть! А взять себя на хуй за жопу, и выдернуть из всего этого интеллектуального, рационального дерьма в котором мы все погрязли. Оторвите, на хуй, свои задницы от этой сладкой, блядь, меланхолии в которую вы  влипли как мухи в мед. Это все наибалово чистой воды на хуй, эта меланхолия. Любите, будьте сильными, изменяйте себя и мир вокруг будет меняться, живите настолько честно на сколько можете и ничего не ссыте. Станьте такими как я, - говорит нам Господь. Станьте на хуй такими крутыми как Господь, который никогда не ссыт, и не опускает руки,  а день за днем продолжает строить этот мир, не смотря на все наше нытье и всю эту нашу ебучую меланхолию, которая ни что иное, как онанизм. Хватит дрочить, - говорит Господь, пора начать любить кого-то другого, кроме самого себя.

maxresdefault


МАРК. Потому что мы все, мы все, мы все только и делаем, что берем, вот поэтому мы и плачем. Мы только берем вот поэтому мы и плачем, блядь. Вот поэтому весь этот холокост и происходит, блядь. Вот поэтому все эта херня в Ираке и происходит, потому что мы берем, только берем. Строим, блядь, строим свой проклятый бизнес. Мы только берем, блядь. И поэтому мы все в этом туалете, потому что нас тут держит Господь Бог – босс всей этой космической мафии.
РОЗА. Космическая мафия – это так круто! Ты, блядь, такой крутой, мужик! Ты реально круче всех!
МАРК. Это все не мое, ты понимаешь это? Все это, что у меня есть это все не мое, это все мне нужно отдать, понимаешь, отдать?! Все отдать! И вот этот костюм и вот это тело и вот этот мой жир с моего живота, и мои деньги с моего банковского счета, и мой дом, и моих детей, и мои несбывшиеся мечты, и все мое короткое счастье, и все мое говно, которое во мне есть, и этот чертовый рак, от которого я блядь через четыре месяца умру, все это не мое! Все это я при рождении, взял взаймы, а теперь мне все это нужно отдать. Мы все тут живем, и думаем, что все, что у нас есть это все наше, и мы хотим все больше и больше, мы все берем и берем еще. Делаем этот свой чертовый бизнес и эту чертову карьеру, а ведь это все только кредит, ебать его в рот. Это же только кредит, ебать его в рот. Это все, мы должны отдать, все, до последнего цента и плюс проценты, которые набежали за все это время. Проценты набежали все это время! И босс космической мафии не выпустит нас из грязного туалета, пока мы не заплатим по счетам и все, все, не отдадим. Вот так, вот реально выглядит этот космический бизнес, в котором мы участвуем.

МАРК. Да херня, это все, этот рак. Какая разница отчего мне умереть, главное отдать. А тебе скажу, что за свою жизнь, я уже так много набрал, я столько всякого говна приобрел за всю свою жизнь, у меня столько всякого говна, что мне реально очень тяжело выплатить этот кредит. И я до сих пор в этом туалете, и босс космической мафии, до сих пор ждет, когда я ему все верну с процентами. Но у меня похоже уже нет сил, все это вернуть. Я похоже крепко вляпался во все это говно. Мне похоже уже не выбраться из этого липкого ебучего клея, в котором я застрял. Не легко все отдать. Брать легко, а отдавать до невозможного трудно. Отдавать просто невыносимо тяжело. Отдавать мало кто готов, потому что когда начинаешь отдавать, то вдруг, потом понимаешь, блядь, что нужно отдавать все.

65372

МАРК. Ты взяла все, Роза, всю свою жизнь. Все это вранье, которым занимаешься с утра до вечера. Ты взяла все это вранье, которым занимаешься на своей работе. Ты стонешь когда тебя трахают, Роза, ты делаешь вид, что тебе приятно, а ведь это не так, Роза, ты просто изображаешь все это, Все проститутки изображают, что им приятно я это знаю. И ты не исключение, Роза. Ты обманываешь своего клиента, а значит, ты берешь, Роза. Обманываешь, значит берешь кредит, Роза. Врешь – значит берешь, признаешься  во вранье – отдаешь. Нужно все отдать, Роза, все, всю эту ебаную ложь, в которой мы погрязли, как мухи в банке липкого меда.
РОЗА. Я все время вру, Марк.
МАРК. Мы все врем, поэтому мы все и в говне.
РОЗА. Но я боюсь не врать, мне страшно не врать, Марк. Я просто не проживу в этом страшном мире, если я не буду врать, Марк.
МАРК. Мы все так думаем, Роза, поэтому мы все и в говне.
РОЗА. Но Билл Гейтс не в говне, Марк.
МАРК. Возможно, что он в более страшном говне, Роза.
РОЗА. Но он не в таком говне, как я, Марк.
МАРК. Трудно сравнивать говно, Роза. По-моему, всякое говно - говно.

images

Фаулз. Коллекционер

The-Collector-243x300

Начав читать книгу Джона Фаулза «Коллекционер» и вооружившись карандашом, чтобы подчеркивать самые важные моменты, характеризующие героев, я не подозревала, что к концу книги не будет ни одной страницы с неподчеркнутым текстом. Фаулз так ярко и сильно раскрыл героев, используя важный литературный прием – рассказ от первого лица, а также перекрестное описание героев друг друга. И нет возможности уйти от понимания «послания» автора. Как необычно использовано описание Миранды: через Калибана, ее собственные рассуждения и через диалоги с Ч.В. (да, ее воспоминания, но все же послание от автора);и мы также можем узнать о героях по ссылкам на книги, музыку и картины, упоминаемые в «Коллекционере».
Канибал – какое четкое сравнение с Шекспировским героем «Бури»: «уродливый невольник дикарь». Фредерик Клигге – существо, сломленное обществом, неспособное противостоять массе и различать, что действительно благо, а что зло.
Оставшись без родителей, будучи ребенком, попал под власть своей тетушки, которая прививала ему чувство вины… за все!...и чувство «ты мне должен». Так и формировался этот субъект – с ложными представлениями. Он стремился хоть как-то выразить себя, продемонстрировать, что он лучше всех, что он не такой как все и достоин большего, чем просто работа в муниципалитете. Он нашел спасение для своего Эго в выборе чего-то такого…необычного, как ему казалось, неподвластное для всех…то, чем он максимально отличается от «сограждан» - коллекционирование. Коллекционирование - для собирания, а не для/из-за любви. Как маленький ребенок, не имеющий еще представления о самом себе, и стремящийся подражать взрослым, со всей «серьезностью» и напыщенной деловитостью, заявляет, выявленные им истинны. Только такой ребенок не так опасен – у него еще есть шанс со временем разобраться, а Калибан – закрытая наглухо коробка ненависти, жалости к себе и презрения к миру.

4a358ca607b470d3a3abf3d534d842b5

И что это за персонаж:

...страшный эгоцентрик, ставящий себя на пьедестал почета и на ступень выше, чем его окружающее общество…
«Она была – для знатока. Для тех, кто понимает»
«..как, я уверен, мир стал бы лучше»
«…у меня, как говорится, более высокие устремления»
«Даже «спокойной ночи» не сказал
«Так что, можно сказать, это была даже забота с моей стороны»
«и это после того, как я вел себя с ней вполне благоразумно»
«Я не хотел хвалить себя. Просто хотел, чтобы она хоть на минуту задумалась о том, что с ней сделал бы любой другой на моем месте, если бы она оказалась в его власти»
«Должен признаться,  мне нравилось в этих разговорах, что я кажусь таким непонятным, таинственным»
«на самом-то деле я совсем не такой»
«Я забыл  все,  что она делала в прошлом, и я ее жалел и жалел о том, что сделал в тот вечер, но только откуда мне было знать, что она на самом деле больна»
 

..и дающий себе право решать судьбы других…
«Я вообще считаю, таких, как Мейбл, надо безболезненно умерщвлять…»

…стремящийся переступить свою духовную немощь путем «обладания» материальным миром и присваивания себе характеристик далеких от него…
«А мне нравилось имя Фердинанд, даже еще до того, как увидел Миранду. В нем слышится что-то благородное, заграничное»
«…я стал читать самые классные газеты» - общество потребления и выбор лучшего… оказывает влияние общество»

… что ни слово - так оправдание себя. И до такой степени неуверенность в себе, что при каждом восхвалении себя, складывается впечатление, что он просит одобрения читателя. Не дай Бог, подумают, что не прав…!
«Никто не поймет, все подумают…»
«Я знаю, что многие могут подумать: многие могут подумать, что я вел себя странно»
«Такой уж я человек…»

«С этим родился, с  этим и умру. Ничего тут не поделаешь»
«у меня нет опыта, я никогда еще дом не обставлял»
«Я знаю, богатые люди часто выделяют на всякое такое разные суммы,  но, мне кажется, они это делают, чтоб их в газетах пропечатали или  чтоб  лишние налоги не платить»

«Неужели бы я не вызвал к ней врача, если б она по-настоящему была  больна»

…зашитый рамками окружающего слепого мира, он проповедует клише…одни клише, навязанные обществом: его сослуживца в армии, тетушки, газет…
«Типично по-женски»
«Она часто рисунки рвала, думаю, складывается ее художественная натура»
«Вы могли бы опереться на меня…в смысле финансов»
«Даже когда делает что-нибудь, что считается некрасивым, ну, там…»

«Не могу толком объяснить, только я был доволен. Я понял, раньше  я  был слабовольный, теперь - отплатил за все, что она мне говорила,  за  все,  что обо мне думала»

…глубокая обида на мир, а на самом деле оправдание своего бездействия…
«Да перестаньте вы думать о классовых барьерах, скажет. Как богач советует бедняку перестать думать о деньгах»
«Все мое
«И если человеку много в жизни недоставало, он старается любым способом возместить недостачу, пока удача на его стороне. Вам-то этого, конечно, не понять»

... «И воображать бы не стал, если б не деньги и свободное время» И даже произнося фразы, он не понимает их значение, а только повторяет как попугая: «власть развращает. А деньги – власть». Но, Боже, упаси, он же - не развратник!
«Я  хотел, чтоб она поняла, что я все это умею, только не хочу, потому что это  унижает меня и унижает ее, что мы  должны  быть  выше  этого,  потому  что  все  это отвратительно»


…человек, не испытавший в своей жизни любви. И чтобы «быть нормальным», он пользуется известным методом масс – брать… коллекционировать… обставлять… - заглушать и прятать свою душу глубоко…куда? Кто знает…?

«…а мне что это музыка, что другая – одинаково»
«Какое значение могут иметь несколько убитых бабочек для целого ряда?»
«Вот чего она никогда не понимала, это что для меня  самое  важное  было иметь ее при себе. При себе иметь - и все, этого мне было довольно. И ничего больше не надо было. Просто хотел при себе ее  иметь  и  чтоб  все  волнения наконец кончились, чтоб все было спокойно»

«Поэтому  я никогда не верил в Бога. Я думаю, все мы просто  насекомые,  живем  какое-то время, потом умираем, вот и  все.  Нет  в  жизни  никакого  милосердия. Нет никакого Великого Предела. И за ним - ничего.»

«Конечно, она не такая красивая,  как  Миранда,  самая  обыкновенная продавщица из магазина, но в том и была моя ошибка, что  я  слишком высокие цели себе ставил, я еще раньше должен был понять, что от такой, как Миранда, никогда не получу того, что мне надо, со  всеми  ее  идеалами,  прямо  фу-ты ну-ты какими  высокими,  и  всякими  хитроумными  штучками. Мне  надо  было заполучить кого-нибудь, кто меня мог бы больше уважать. Кого-нибудь попроще, чем она, пообыкновенней, кого я сам мог бы кое-чему научить.»

«Я еще не  решил окончательно насчет Мэриэн (еще одно М! Я слышал, как завотделом называл  ее по имени). Только на этот раз тут уже не будет любви, это будет из  интереса к делу, чтобы их сравнить...»


de3c660bbb7f486217387a976c04488f
Миранда – живая душа, человек с настоящими чувствами, мыслями и переживаниями. Девушка - открытая самой себе, не строящая иллюзий, а разбирающая себя по кубикам дабы понять: кто она? Фаул не выстраивает нам Идеал, он раскрывает свою душу – душу художника, полную сомнений в себе, иногда переполняющуюся негодованиями от окружающего мира, и позволяющего судить себе о других. И что далеко им не поддерживается: сразу же раскрывает свои переживания о тщеславности… монологи  Миранды – терзания автора, ведь он – человек, а людям свойственно делать «ошибки»…так мы учимся и находим себя… и Фаулз раскрывает нам себя и мир Живой души. Попадание в «тюрьму», мир заточения  и рамок заставляет ярче и глубже воспринимать мир: не голословно, а наяву.. в реальности… здесь и сейчас. И Миранде приходится бороться, оставаясь с надеждой на душу человека, полагаясь на честное слово.

07acb5138e919226424e95391fcd7741

У нее нет выхода кроме как действовать! Она не может загнуться в этом затхлом слепом мире…надо действовать! А диалоги Миранды и Калибана – борьба двух миров, бьющихся об стекло непонимания: открытость и закрытость, протянутая рука и рука с топором в руке… и все это ярко показывает Фаулз: мы –часть мира! Мы не можем быть безучастны к происходящему! Каждого касается все происходящее… «Выживу. Выберусь. Не сдамся…Не сдамся

Фаулз написал эту книгу во время важных исторических событий: проявление деколонизации, становление новых стран - шаг вперед; и одновременно выстраивание межстрановых барьеров -  время Холодной войны, Карибский кризис, страх перед применением ядерного оружия, ведение войн в Азии и Африке… и везде борьба, борьба… как будто и не было Второй Мировой войны…

И наряду с этими событиями в Лондоне рождается течение Swinging London – период оптимизма и раскрепощения. Знаменитsе The Beatles, The Rolling Stones, время бунтарской одежды и фильмов о шпионах (Первый фильм Бондианы вышел в 1962 «Доктор Ноу»)…

На этой волне формируется и сама Миранда – она не остается равнодушной, ее волнует будущее человечества. И даже сталкиваясь в диалоге с Ч.В., критикующим «современное поколение» бездушных и напыщенных особ извращенного проявления свободы после Второй Мировой войны, он видит в ней настоящего человека: да, поколения Swinging London, но истинного его проявления…без искажений первоначального значения. И в отличие от Калибана, бунтующего «Немо», эта юная девушка способна, может и берет на себя ответственность перед этим миром. Она чувствует свою необходимость для мира, он ответственна за то, что происходит вокруг.

Ч.В.- это тот упоминаемый герой в романе, который, как и тетушка для Калибана, является огранкой жизни Миранды. Ее отношения с Ч.В. – формирование ее как взрослой натуры, раскрывающее ей глаза на многое в этом мире. Его влияние – не слепое ее продажание, а процесс осмысления.

08d206f0aa1031ed930bb2d85c63c28c

«Как много у Пьеро может сказать рука. Даже складка на рукаве. Я все это знала, нам говорили и говорили об этом сотни раз, я и сама так говорила.  Но по-настоящему почувствовала это только сегодня.  Я  почувствовала,  что  наш нынешний век - век притворства и мистификаций.  Как  много  люди  говорят  о ташизме,  о кубизме, о том или другом  "изме"  и  произносят  длинные слова и фразы - огромные, вязкие сгустки слов и фраз. И все для  того  лишь, чтобы замазать, скрыть простой факт - либо ты можешь писать картины, либо  - нет.

    Хочу писать как Берта Моризо. Не подражать  ей  в  цвете,  форме,  в  чем-либо физически воплощенном, а писать так же просто, с таким же светом. Я не  хочу быть  художницей  умной,  великой,  "значительной",  не  хочу,   чтобы   мне навешивали ярлыки,  придуманные  неуклюжими  аналитиками-искусствоведами.  Я хочу писать солнечный свет на детских лицах, цветы на зеленой  изгороди  или улицу после апрельского дождя. Суть предметов. Не сами предметы.»

«Самое главное - это чувствовать и жить в соответствии  со  своими  идеалами,  если только эти идеалы не ограничиваются  собственным  идеальным  комфортом.»

«Важно сочувствовать, не быть  равнодушным.  Неужели вам непонятно?»

«Когда я впервые познакомилась с ним, я всем и каждому  твердила,  какой он замечательный. Потом наступила реакция, я решила, что  глупейшим  образом создаю себе кумира, словно экзальтированная девчонка-школьница. И  ударилась в другую крайность. Все это было слишком эмоционально.
Потому что он заставил меня измениться  гораздо  сильнее,  чем  Лондон, значительнее, чем Училище Слейда.
    Не просто потому, что он гораздо лучше знает жизнь. Что  у  него  такой огромный художнический опыт. Что он  широко  известен.  Но  потому,  что  он всегда говорит то, что думает.  Точно  выражает  свои  мысли.  И  заставляет думать меня. В этом - самое главное. Он заставляет меня усомниться в себе.
    …Он словно соскоблил с меня всю мою глупость (ну, во всяком случае, хоть какую-то ее часть), мои дурацкие, легкомысленные,  суетные  представления  о жизни, об искусстве. Мою "надмирность". Я стала совершенно иной после  того, как он заявил, что терпеть не может женщин "не от мира сего". Я и  выражение это впервые услышала от него.»
«Какое-то время она ведет себя глупо, но вот читаешь и постоянно  чувствуешь, что по глубинной своей сути она умна,  интеллигентна,  полна  жизни.  Мыслит творчески, стремится все делать в соответствии с самыми высокими принципами. Настоящий человек. Ее недостатки - это мои недостатки. А  ее  достоинства...Мне еще надо добиться, чтобы и они стали моими»
«Может быть, оттого, что благодаря ему я увидела себя со  стороны и поняла, как я мелка и ограниченна, какие у  меня  устаревшие  понятия  обо всем»

«Ведь я победила - я должна прощать»
«Полна надежд. На что - не знаю. И все-таки – надеюсь»


«Надо жить, вбирать  в себя окружающий мир, познавать его, набираться впечатлений и опыта»

b14f5786441572f8300f174884d7f7c7

Влияние книги на меня
Читая эту книгу, я ощущала, что слышу знакомые фразы, и вижу знакомых мне людей. Ранее я ощущала, что что-то не так…что-то меня отталкивает от таких калибанов. Мне было тяжело, но я не могла отвернуться, и пробовала как-то помочь, как-то показать то, что я вижу, и что в них есть…я просто не могла (и не могу отвернуться). И ранее все это было подсознательно: просто потому, что я верю в лучшее в людях. Вот эта черта меня иногда «подводила», я и брякалась в лужу, но совершенно об этом не жалею. Те, кому удалось как-то помочь (и благо, есть такие примеры), это важнее!  А теперь-я осознаю, что происходило-происходит со мной. Проходя через мысли Калибана, я хотела кричать…возмущаться…жалеть…и все это в дальнейшем я увидела в словах Миранды. Миранда – это мое прошлое (то, что давно было осознано), настоящее и, надеюсь, будущее. А что-то в ее словах уже давно пройдено мной, а если бы она смогла выжить, то, возможно, поменяла бы и в этом наши взгляды сошлись. И речь не идет о пафосе или приравнивании себя к Героине, нет, только родство душ…душ с автором и близких ему проблем общества.
Фаулз возродил во мне вопрос, который я давно задавала себе, но так и не ответила: так что же является катализатором такой борьбы миров?!...что?! конечно же, ответ очевиден в некотором смысле: детство, родители, общество, детские импринты; тип психики…любовные страдания… «образование»… но почему же, даже на примере Миранды и Калибана – людей, которые не купались в любви, живших в одном обществе, каждый со своими детскими травмами…в обществе клише и нарцисизма…и оба пошли своими дорогами… Почему? Что мешала Миранде пойти «по накатанной»?! стать такой же как ее школьные знакомые? Ее тетя? Или друзья? А что помешала Фредерику пойти учиться? Любить это общество? Обращать внимание на красоту? Что?!!! Почему?!!?? И анализируя себя, и мое окружение, я не могу найти пока ответ… Фаулз видел корень зла в социальном расслоении. Но ведь это не причина…это больше косвенное влияние… отсутствие искренней любви? Любви к миру…родителям…к близкому человеку?...к себе???!!!....Возможно…

Бродский. Кошачье мяу. 2

II

Поскольку  человеческие  существа  конечны,   их  система   причинности
линейна, то есть автобиографична. То же самое относится к их представлению о
случайности, поскольку случайность  не беспричинна; она  всего  лишь  момент
вмешательства  другой  системы  причинности -- каким бы затейливым ни был ее
рисунок -- в нашу собственную. Само  существование этого термина,  не говоря
уже  о  разнообразии  сопровождающих его  эпитетов  (к  примеру,  "слепой"),
показывает,  что  наши представления и  о порядке и  о случае,  в  сущности,
антропоморфны.
Хорошо,  если  бы  область человеческих  исследований  была  ограничена
животным царством.  Однако  это  явно не  так;  она много  шире, и к тому же
человеческое  существо  настаивает на познании истины.  Понятие истины также
антропоморфно и  предполагает  со  стороны предмета исследования  -- то есть
мира -- утаивание, если не открытый обман.
Отсюда разнообразие  научных дисциплин, тщательным  образом исследующих
вселенную,  энергичность  которых --  особенно  их языка --  можно уподобить
пытке. Во всяком  случае, если истина о вещах не  была добыта до сих пор, мы
должны  приписать  это чрезвычайной  неуступчивости мира,  а  не  отсутствию
усилий. Другим объяснением, конечно, является отсутствие истины; отсутствие,
которого мы не принимаем из-за его колоссальных последствий для нашей этики.
Этика  -- или,  выражаясь  менее  пышно,  но,  возможно,  более  точно,
попросту эсхатология  --  в  качестве  движителя  науки?  Возможно; в  любом
случае, к  чему действительно  сводится человеческое  исследование -- это  к
вопрошанию  одушевленным  неодушевленного.  Неудивительно,  что   результаты
неопределенны,  еще  менее  удивительно,  что  методы  и  язык,  которые  мы
используем при этом процессе, все больше и больше напоминают саму материю.
В идеале, возможно, одушевленному и неодушевленному  следует поменяться
местами.  Это,  конечно,   пришлось  бы   по  вкусу  бесстрастному  ученому,
отстаивающему  объективность.   Увы,  это  вряд  ли   произойдет,  поскольку
неодушевленное,   по-видимому,   не   выказывает    никакого   интереса    к
одушевленному: мир  не интересуется своими человеками.  Если, конечно, мы не
приписываем  миру божественное  происхождение,  которое  вот  уже  несколько
тысячелетий не можем доказать.
Если истина о  вещах  действительно  существует,  тогда,  учитывая  наш
статус позднейших пришельцев в мир, эта  истина обязана быть нечеловеческой.
Она обязана уничтожить наши представления о  причинности, ложны они или нет,
равно  как  и  о  случайности.  То  же  самое  относится  к  нашим  догадкам
относительно происхождения мира, будь оно  божественным,  молекулярным или и
тем  и  другим: жизнеспособность понятия  зависит  от  жизнеспособности  его
носителей.
То  есть  наше исследование  --  в  сущности, чрезвычайно солипсистское
занятие. Ибо единственная возможность для одушевленного поменяться местами с
неодушевленным -- это  физический конец первого: когда человек, так сказать,
присоединяется к веществу.
Однако  эту  проблему  можно  несколько расширить,  вообразив,  что  не
одушевленное изучает  неодушевленное, а наоборот.  Это отдает метафизикой, и
довольно  сильно. Конечно, науку или религию  на таком  фундаменте построить
трудно. Однако возможность эту не следует исключать хотя бы потому, что этот
вариант позволяет уцелеть  нашему  представлению о  причинности.  Тем  более
представлению о случайности.
Какой  интерес  представляет конечное  для  бесконечного? Увидеть,  как
последнее  видоизменяет  свою этику? Но этика,  как таковая,  содержит  свою
противоположность.   Испытывать  человеческую   эсхатологию  и   дальше?  Но
результаты будут вполне предсказуемы. Зачем бы бесконечному присматривать за
конечным?
Возможно,  из-за  ностальгии   бесконечного   по   своему  собственному
конечному  прошлому,  если оно когда-либо у него  было? Чтобы  увидеть,  как
бедное старое конечное  все  еще сопротивляется сильно  превосходящим  силам
противника? Как близко  конечное  со  всеми  его  микроскопами, телескопами,
куполами  церквей и обсерваторий  может  подойти к пониманию огромности этих
сил?
И  какова была  бы реакция  бесконечного,  если бы  конечное  оказалось
способным  раскрыть  его  тайны?  Что   могло  бы  предпринять  бесконечное,
учитывая,  что  его   репертуар   ограничен  выбором   между  наказанием   и
помилованием? И поскольку милость есть нечто менее нам знакомое, какую форму
она могла бы принять?
Если это, скажем,  некий вариант  вечной жизни, рай,  утопия, где ничто
никогда не кончается, как следует быть с теми, к примеру,  кто никогда  туда
не  попадет? И если бы мы  могли  воскресить  их, что  бы произошло  с нашим
представлением о причинности, не говоря уже о  случайности? Или  возможность
воскресить  их, возможность для живых  встретиться с мертвыми и есть то, что
составляет  случайность?  И не синонимична ли  возможность  конечного  стать
бесконечным превращению одушевленного в неодушевленное? И повышение ли это?
А  может  быть,  неодушевленное  кажется   таковым   только  на  взгляд
конечного? И  если действительно не существует различия, кроме нескольких до
сих  пор не  раскрытых тайн, то, когда они  будут раскрыты, где все мы будем
обретаться?  Смогли бы  мы переходить из бесконечного в  конечное и обратно,
если б у  нас был выбор? Каковы  были  бы средства передвижения  между этими
двумя бытованиями? Может быть,  инъекция? И когда  мы утратим различие между
конечным и бесконечным, не все ли нам будет равно, где мы? Не станет ли  это
по меньшей мере концом науки, не говоря уже о религии?
"Вы подпали под влияние Витгенштейна?" -- спрашивает читатель.
Признание солипсистской  природы человеческого исследования не  должно,
конечно, привести  к  запретительному  закону, ограничивающему область этого
исследования.  Он  не  будет  действовать:  ни  один  закон,  зиждущийся  на
признании  человеческих   недостатков,  не   работает.  Более  того,  каждый
законодатель,  особенно  непризнанный,  должен,  в  свою  очередь,  постояно
сознавать столь же солипсистскую  природу самого закона, который он пытается
протолкнуть.
Тем не менее было бы благоразумно и плодотворно  признать, что все наши
соображения о  внешнем мире, включая идеи о его происхождении, -- всего лишь
отражение или, лучше, выражение нашего физического "я".
Ибо  то, что составляет  открытие или, шире, истину, как  таковую, есть
наше  признание ее.  Сталкиваясь с наблюдением  или  выводом,  подкрепленным
очевидностью,  мы  восклицаем:  "Да,  это  истинно!".  Другими  словами,  мы
признаем предложенное к  нашему рассмотрению нашим  собственным. Признание в
конечном  счете  есть  отождествление   реальности   внутри  нас  с  внешней
реальностью:  допуск  последней  в  первую. Однако, чтобы быть допущенным во
внутреннюю  святая святых (скажем, разум),  гость должен обладать по крайней
мере некоторыми  структурными характеристиками, сходными  с характеристиками
хозяина.
Именно   это,  конечно,  объясняет   значительный   успех  всевозможных
микрокосмических  исследований, поскольку все эти клетки  и  частицы приятно
вторят  нашему   самоуважению.  Однако  отбросим  ложную  скромность:  когда
благодарный  гость  в  конце  концов платит  взаимностью,  приглашая  своего
любезного хозяина к себе, последний часто чувствует себя вполне уютно в этих
теоретически чуждых  краях, а иногда даже извлекает пользу  от  пребывания в
деревне прикладных  наук, выходя оттуда то с банкой  пенициллина, то с баком
одолевающего гравитацию топлива.
Другими  словами,  чтобы признать что  бы то ни  было,  вы должны иметь
что-то,  с помощью  чего вы можете  это  признать, что-то,  что осуществляет
признание.  Орудие, которое, как мы  полагаем,  производит всю  эту штуку  с
признанием от нашего  имени,  --  наш  мозг.  Однако  мозг  -- не автономная
единица:   он  действует   только   совместно  с  остальной   частью   нашей
физиологической  системы. Более того, мы вполне  сознаем  способность нашего
мозга  не  только  усваивать  понятия  относительно  внешнего  мира,  но   и
генерировать их; мы также сознаем относительную зависимость этой способности
от, скажем, наших моторных или метаболических функций.
Этого достаточно, чтобы  заподозрить  определенное  соответствие  между
исследователем и предметом исследования, а подозрение часто рождает  истину.
Этого  в любом случае достаточно, чтобы навести на мысль о заметном сходстве
между  предметом  открытия  и  собственным  клеточным  составом открывателя.
Последнее,  конечно,  не лишено оснований  хотя  бы потому, что мы плоть  от
плоти этого мира,  по крайней мере согласно допущению нашей же  эволюционной
теории.
Тогда  неудивительно,  что мы  способны открыть  или  понять  некоторые
истины об этом  мире. Настолько неудивительно, что "открытие" кажется просто
неправильным употреблением  слова,  равно как  и  "признание",  "допущение",
"идентификация" и т. д.
Приходит в голову, что то, что  мы обычно объявляем открытием, -- всего
лишь  проекция того,  что  у  нас  внутри, на  внешний  мир.  Что физическая
реальность  мира, или природы, или  как его там назвать, -- всего лишь экран
или,  если  вам  нравится,  стенка  --  с  нашими  собственными структурными
императивами и  неправильностями, написанными крупно или мелко  на них.  Что
внешний мир -- школьная доска или резонатор для наших идей и представлений о
нашей собственной, в большой степени непостижимой ткани.
Что в конечном  счете человеческое существо  не столько получает знания
снаружи,  сколько выделяет  их  изнутри.  Что  человеческое исследование  --
система замкнутой цепи, в которую не могут вторгнуться ни какое-либо  Высшее
Существо, ни иная разумная система.  Если б они могли,  они не  были  б  так
желанны,  хотя бы потому, что Оно или она стали бы одним из нас, а нас и так
хватает.
Им лучше оставаться в  области  вероятного, в сфере  случайного.  Кроме
того,  как  сказал  один  из  них: "Царство  Мое  не  от  мира сего".  Сколь
скандальна  ни была бы  репутация вероятности, она не забросит  ни одного из
них к нам, потому  что вероятность  не самоубийца.  Обитая в наших умах,  за
отсутствием лучших мест, она,  безусловно, не  станет  стремиться  разрушить
свое единственное обиталище. И если мы действительно являемся аудиторией для
бесконечности,   вероятность,  несомненно,  сделает   все  возможное,  чтобы
представить  бесконечность  в  виде  нравственной  перспективы,  особенно  в
расчете на то, что в конце концов мы в нее войдем.
С этой целью  она даже может  преподнести мессию, поскольку,  когда  мы
предоставлены  сами себе, нам туго  приходится с этикой  даже  нашего,  явно
ограниченного  существования.  По  прихоти  случая мессия этот может принять
любое обличье, и не обязательно человеческое. Он может, к примеру, явиться в
виде  некоей  научной идеи,  в форме  некоего  микробиологического открытия,
основывающего спасение индивидуума на универсальной цепной  реакции, которая
потребовала бы сохранности всех для достижения вечности одним и наоборот.
Бывали и более  странные вещи. В  любом случае, что бы  ни делало жизнь
сохранней или  придавало ей надежду на продление,  этому  следует  приписать
сверхъестественное  происхождение,  поскольку   природа  недружелюбна  и  не
вселяет надежд. С другой  стороны, если выбирать между наукой и верой, то мы
в выигрыше с наукой, поскольку верования оказались слишком разобщающими.
Я  хочу  сказать,  что  новый  мессия, если  он  действительно  придет,
вероятно, будет знать несколько больше о ядерной физике или микробиологии --
и особенно о вирусологии, -- чем  мы сегодня.  Это  знание,  конечно,  будет
полезней для нас здесь, нежели в вечной жизни, но  в  данный момент мы могли
бы довольствоваться меньшим.
В сущности, это могло бы стать хорошей проверкой для вероятности или --
уже -- для случайности, поскольку  линейная система причин и следствий ведет
нас  прямо  к вымиранию. Давайте посмотрим,  действительно ли случайность --
независимое понятие. Давайте посмотрим, является ли  оно чем-то большим, чем
просто  встречей с  кинозвездой в  захолустном баре или выигрышем в лотерею.
Конечно,  это зависит от  суммы  выигрыша:  большой  выигрыш иногда  подобен
личному спасению.
"Вы под влиянием Витгенштейна", -- упорствует читатель.
"Нет, не Витгенштейна, -- отвечаю я. -- Всего лишь Франкенштейна".
Конец примечания.

Песнь о Нибелунгах. Песнь о Роланде

Песнь о Нибелунгах, как и Песнь о Роланде демонстрируют нам представление общества людей Средневековья. в этих произведениях, можно найти как правила военной "игры", что действительно потрясает - запрет  на ведение военных действий после заката солнца, что являлось "срамом" для благородных людей, а если нападение происходит ночью, то "ниже" таких людей с отсутствием достоинства в таком мире не найти; как и в Древние времена Античной Греции, тела убитых воинов должны быть погреблены,сожжены до захода солнца -как чтилась душа каждого! -, так и повседневный быт. Потрясает воображение любовь и традиции средневековых людей одеваться: "как минимум 3 платья на день" для того, чтобы прославить и не посрамить Бургундию в глазах чужеземцев - так просит Зигфрид и Гунтер Кримхильду.Поражают традиции этикета, которые проявляются в действиях всех героев, а особенно авторы нациолнального произведения проецируют их в действиях Кримхильды.
Данное произведение раскрывает глаза того общества: да, возможно "грязного", "болезненого", поверженного страшными болезнями, в том числе чумой, но такого богатого жизненной силой и желанием жить и побеждать, эмоционального и страдающего.
brunhilde-odin1
Darstellung von Siegfrieds Ermordung aus der Handschrift k des Nibelungenlieds (1480–90)
Hagen kills Kriemhilda’s young son Ortlieb
Hagen kills Kriemhilda’s young son Ortlieb_2
i_004
images (1)
images
Muenchen_S8
Замок Нойшванштайн

Muenchen_S10
Замок Нойшванштайн

nib-brunhilda1
nib-brunhilda-death
nib-brunhilda-valkirie
nib-brunhilde1
nib-brunhilde2
nib-hagen-kills-siegfried1
nib-siegfried-bath
Борис Павлович Забирохин
К. Батлер. Похороны Сигурда (Зигфрид и Брюнхильда).
К. Батлер. Похороны Сигурда (Зигфрид и Брюнхильда)
Слайд17
Смерть девы-воительницы

Триптих к саге Песнь Нибелунгов_ Янина Владиславовна Гриневич
Янина Владиславовна Гриневич. Триптих к саге Песнь Нибелунгов


Необходимо подчеркнуть, какое влияние оказало это произведение на общества постфактум:
Вагнер создал создал цикл из 4х эпических опер - сила...сила..не нужно больше слов!

"Кольцо Нибелунга" (Der Ring des Nibelungen, Nibelungen — дети тумана) писалось в течение 26 лет, 1848-1874:

- Золото Рейна (Das Rheingold),
- Валькирия (Die Walküre),
- Зигфрид (Siegfried),
- Гибель богов (Götterdämmerung)

Иллюстрации к операм Артура Рекхема:
Артур Рэкхэм 1910–1911 76908112_0_548c3_63519eba_L

76908113_large_0_548cc_eb42e87d_L
76908120_099411d7ea0e21299b5274ac6d3_prev

Песнь о Роланде:
"Чье сердце полно молчания, совсем не таков, как тот, чье сердце исполнено тишины..."

История почти ничего не говорит о Роланде. Один старинный летописец, описывая жизнь Карла Великого, мимоходом упомянул, что в Ронсевале были убиты три знатных франка, и в их числе Хруодланд (Роланд), начальник Бретонской марки (область на севере Франции). Но народное сказание прославило Роланда как великого героя. Возможно, он пользовался особой любовью воинов, и потому именно о нём сложили легенды.
Оливьер (Оливье), его верный друг, — лицо вымышленное.


7d9660787789
9e7055faa81a
6616f8389eec
08730ffe6073
Битва шестерых на острове Липадуза. Картина Юлиуса Шнорра фон Карольсфельда (1816)
Рыцарь Роланд, трубящий в рог. Средневековая миниатюра

0_74631_e947fb_XL
BREMEN1_1
Бремен
Французский король Карл V Мудрый. Около 1380 г.
Французский король Карл V Мудрый. Около 1380 г.

Джармуш. Выживут только любовники

If mankind died at twenty-five
(save poets & musicians)
and only lovers were left alive
to throng their exhibitions…

Robert Leeson Jack Lindsay
Earth Reborn

Тьма и свет. Гениальность и мудрость. Рок и благоговение. Меланхолия и ясность. Уныние и вера. Все это об одно и том же – о человеке. Мы живем меж этих граней, иногда скатываясь, или наоборот доходя до апогея этих эмоций. Они могут как полностью поглотить, добиваясь своего пика в одном лишь проявлении, так и сосуществовать, переливаясь и создавая разноцветные рулады.
kinopoisk.ru-Only-Lovers-Left-Alive-2349041
Как белый свет, порываясь в комнату, постепенно надвигаясь на те или иные формы... силуэты…образы,  озаряет пространство. А застыв, проявляет миру фигуры людей в пустынном безмолвии и неподвижности, через секунду продолжив свой путь.
Или то завораживающее ощущение возможности наблюдать картину, когда черная лакообразная краска – такая насыщенная, что во тьме начинает блестеть манящей строгостью и осторожностью, одновременно с необходимым и достаточным ей бурлеском. А белая краска… белая…, той же густоты и блеска и достоинства, появляется из неизвестности, начиная проникать в сердцевину субстанции цвета черного агата. Соединяясь, они создают нечто особое…пленяющее.. так друг от друга уже неотделимое и неразрывное. Они настолько сильны, что не могут смешаться, и создают амальгаму… эмульсию достойную друг друга – нечто прекрасное в вечно-движущимся узоре.
only_lovers_left_alive-620x334
«Выживут только любовники» как раз о двух таких силах. Нет, это фильм не о вампирах и их стизаниях. Это картина о творческой душе.. О человеке, чувствующим этот мир и отражающим его в искусстве. Он страдает и любит. Он настолько сильный эмпат, что все, что происходит в мире людей его сильно задевает. «Зомби», так Он называл тех, кто закрыт для этого мира – трагедия современного человечества в бо́льшей его массе. И по причине этого Он страдает, находясь среди людей – в человеческом обыденном пространстве – и пытается укрыться в себе, отдалившись от них как можно дальше… погружаясь внутрь себя. И Джармуш великолепно демонстрирует нам это, выбрав эпицентр фильма – Детройт, разоренный город, бывший некогда сильнейшим процветающим экономическим центром. И даже здесь, закрывшись от других людей, он не может полностью находится в уединении. Он живет в социуме. И его творчество также взаимосвязано и завязано с ним: без него мы не услышим той драматической музыки – отражения его мировосприятия – и ему приходится существовать среди них – таков он. И желание закрыться от мира – это реакция, т.е. это реакция на мрак того пространства человеческих душ, выраженное людским поведением во вне и сплоченное на улицах города, где он обитает.
only-lovers-left-alive-10
Он страдает и пишет музыку... играет свои произведения и одновременно проживает его жизнь … слушая эту музыку словно погружаешься в фрустрацию…пучину тьмы и ипохондрии. И теряеться в ней…осматривая и пытаясь понять в чем же причина…где истоки…и твои знания не позволяют тебе до конца осознать почему…почему мир умирает..почему люди так слепы… его тысячилетний опыт не дает ответа – а сколько он всего видел..! И он теряет надежду в человечество…

- А как насчет твоих благословенных ученых? - Она
- Ученых? Посмотри, что они сделали с ними. Пифагор убит, Галилео посажен в тюрьму, Коперник осмеян. Бедный Ньютон на старости лет подался в алхимию. Тесла уничтожен. Открытые им прекрасные возможности были абсолютно проигнорированы. И я все еще злюсь насчет Дарвина. Все еще. - Он
OnlyLoversLeftAlive_3
И так он продолжает существовать…замкнувшись глубоко в себе… являя миру гениальность своей души… нет, не гениальность – величия своей души… через острое и душащее его мировосприятие…
Он переживает этого всей своей душой... всем своим телом…ведь он не человек – он творец, с трансформацией вампира… он не верит в спасение душ и изменение людей…
-не трогай ее – Она.
- Она божественна. Именно поэтому ей нельзя быть среди этого людского мира – Он.
Ewl66L2Gwsc
Чрез мрак Он являет свет, но не яркий…не теплый, а едва дышащий насыщенностью…как пелена…и тогда…

-Как же ты до сих пор не понял? мы столько увидели за то время как находились здесь…и как же ты не понял? Что все это не стоит того! Зачем столько страдать без основательно… тратить усилий на то, что не изменить?
Lovers-2
И это была Она…мудрость…свет…сияющий свеет… свет преображения… теплый… окутывающий.. теплящий надежду… взгляд понимания… сочувствия…открытости и…Любви….

Она дополняет Его, как та самая краска. Соединяясь, они создают единый узор… единое чувство. Она не дает ему упасть… поддерживает, направляет, открывает глаза, иногда играет с ним злую шутку. Но это не злонамерение, это способ дать правильное направление, и увидеть мир не только со стороны решки, но и открыть прелестные ее грани в сочетании с возможностью рассмотреть монету под различными углами. Дать возможность увидеть при поднесении ее к лучу света, как она начинает отдавать разными оттенками: частью оставаясь в тени, а частью отдавая отблески и проявляя неземные звуки великолепия.
tn_OLLA_00682
Ее мудрость среди города Танжер, некогда в истории ставшим нейтральной международной зоной, и имеющим не только сочетание множества культур и языков, так и мифологические истоки – победа Геракла над Антеем. Как и Антей, она сильна покуда связана с великим – родным и близким для нее – искусством и людьми…великими людьми и их могущественными творениями. Она с кульминационным наслаждением и улыбкой одухотворения наслаждается не материальным воплощением их труда, а душой…великой душой творца…
dress-the-part-only-lovers-left-alive-5_125829118410.jpg_gallery_max
В нужный момент она освободит его… в другой поддержит.. .и всегда держит за руку. Разлучившись они пропадут.

- Ты едешь к этому безумному с суицидальными наклонностями? – спросил Кристофер Марло.
- да – Она.
- Я все никак не могу понять: почему Вы не вместе? Ведь вы жить не можете друг без друга? - Марло
tumblr_n10nnbyHIz1s0kl4eo1_500
Они – это великое соединение. Они – это единое целое. Они – это душа. Они – это искусство. Он создает великое и могущественно, Она – понимает, принимает, спасает…

И его зовут Адам, а ее – Ева.
1-8
kinopoisk.ru-Only-Lovers-Left-Alive-2238424
p_F (1)
Этот фильм можно увидеть и как повествование вампирской сказки. А можно провести аналогию с двумя творческими личностями, подсевшими на допинговую и наркотическую суспензию, в попытках пережить свое бессилие пред озлобленным и негодующем миром. Или те же самые творческие души, использующие кровь как аллегорию эмоциональной подпитки. И все будет правильно: каждый увидит близкое себе… через свою призму восприятия. Для меня Джармуш  показал душу творческого человека через дробления ее на две важные перманентные составляющие всей жизни человека: мудрость и гениальность…восприятие реальности и воображение…любовь и страдание…и многие иные синонимы, не отдалённо, а взаимосвязано сосуществующие… также создав в картине цветовой акцент и указывая на географическое местоположения во взаимосвязи с историей и социальной составляющей реальности. Не забыв приобщить как демонов, провоцирующих и сбивающих с пути, и способных отобрать близкое: с чем она – душа сильного человека – всегда справляется… так и поддержку в виде друзей и соратников, способных раскрыть глаза и очистить замутненное видение…
p_F
Конец фильма…да…конец..)) хм, что же они сделали? Поддались человеческим страстям? Уподобились  всему животному? «Сломались» под тягой «жажды»? а может быть спасли…? Дали новую возможность..? Решать Вам)